Проповедь протоиерея Георгия Климова в Неделю 26-ю по Пятидесятнице. Святого апостола и евангелиста Матфея. 29.11.2015

278-600x381

Всех вас поздравляем с воскресным днем, дорогие братья и сестры, с первым воскресным днем Рождественского поста и с памятью апостола и евангелиста Матфея. 

Апостол и евангелист Матфей – автор первой книги Нового завета, той первой книги, с которой знакомится человек, открывая Четвероевангелие. 

Святая Церковь не случайно расположила ее первой в Новозаветном сборнике, отмечая, с одной стороны, всю важность этого труда, с другой – свидетельствуя о том, что она была написана первой из всех новозаветных 27 писаний. Предание говорит нам об апостолах Христовых, которые, осознавая, что им надлежит покинуть пределы Палестины в силу начавшихся гонений в Иерусалиме, обратились с просьбой к апостолу Матфею записать то, что было совершено Божественным Учителем, раскрыв перед иерусалимской общиной (а в ее лице и перед всем человечеством) то дело Спасения, которое было совершено нашим Господом. Ученики обратились к Матфею потому, что, согласно преданию, он был наиболее образован среди них в плане светских, человеческих понятий об образовании. Поскольку он сидел при сборе пошлин, как мы сегодня слышали из Евангелия (Мф. 9, 9-13), то есть был сборщиком налогов или податей в казну римского государства, то, по всей вероятности, должен был знать не только законы иудейские и римские, но и уметь писать на еврейском и греческом языках.

Бесспорно, Евангелие от Матфея – это не личное Евангелие апостола по имени Матфей, а коллективный труд, первое соборное творение Церкви Христовой.

Очень важно, чтобы мы четко осознавали: его Евангелие – это не личное Евангелие человека или апостола по имени Матфей. Бесспорно, это был коллективный труд, первое соборное творение церкви Христовой, которая для каждого из нас доносит самые что ни на есть важные прописные истины нашего спасения. Библеисты называют иногда апостола Матфея систематизатором, говоря о том, что он подчас поступается хронологической последовательностью ради того, чтобы донести до своего читателя цельное, скомпанованное, четко выраженное учение о чем-либо.

Мы знаем, например, что в Евангелии от Матфея есть так называемая Нагорная проповедь – она занимает несколько глав (с 5-ой по 7-ю главу) (см.: Мф. 5, 6 , 7 ).

Нагорная проповедь есть не что иное, как учение об условиях спасения, которые необходимо исполнить человеку для того, чтобы войти в Царство Божие. Это всегда было актуально и будет актуально. И сегодняшнее первое евангельское зачало (Лк. 10, 25-37) в подтверждение этой актуальности ставит вопрос. Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? (Лк. 10, 25), – так спрашивает у Господа законник, то есть тот человек, который прекрасно знал закон: не только количество заповедей, но и количество букв, которые включали в себя те слова, из которых составлялись заповеди Господни. Интересно, что он задает этот вопрос после того, как Господь по сути дела ответил апостолам, что нужно сделать, чтобы в Царство Божие войти: Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам. Ей, Отче! Ибо таково было Твое благоволение. (Лк. 10, 21) Господь призывает нас доверять Его слову, принимать Его слово, как дитя принимает слово матери, не задумываясь о том, хорошо это или плохо, принимает как данность, потому что мать любит ребенка и никогда не пожелает ему зла, только добра. Точно так же и Господь желает человеку спасения и добра: в этом смысле Он призывает человека исполнять заповеди, чтобы наследовать Царство Небесное.

Нагорная проповедь – это учение
об условиях спасения, которые необходимо исполнить человеку
для того, чтобы войти
в Царство Божие.

Но подходит законник, который, конечно, считал себя выше простых людей, поскольку он был «подкован» в знании богословском, и задает вопрос: «Что я должен сделать, чтобы наследовать жизнь вечную?» И Господь ему говорит: «Как читаешь Писание?» (см.: Лк. 10, 26). В этих словах мы слышим важное утверждение нашего Господа. Если человек интересуется Вечной жизнью, хочет знать, что нужно сделать, чтобы наследовать ее, ему надо обратиться к Священному Писанию – оно есть слово жизни, оно есть слово Живого Бога и сообщает человеку жизнь. Как говорят нам Святые Отцы, внимательное, благоговейное отношение к Священному Писанию, его регулярное чтение с молитвою о том, чтобы Господь научил спасению, вразумил, как нужно поступать, действительно открывает перед человеком, что и как нужно делать для того, чтобы живот вечный наследовать (Лк. 10, 25).

Но мы видим, что законник возражает и в общем-то справедливо. После того, как названа заповедь возлюби ближнего твоего, как самого себя (Лк. 10, 27), законник говорит: а кто мой ближний? (Лк. 10, 29). А это значит, что не всегда человеку при чтении Священного Писания понятно, что значит то или иное слово, что значит та или иная заповедь. Говоря о Священном Писании, мы должны понимать, что оно, по слову апостола Павла, богодухновенно (см. 2 Тим. 3, 16), то есть записано не простым человеком и не по простым причинам, оно записано святым апостолом, то есть тем, кто пережил в своей жизни личную Пятидесятницу, и записано не по его воле, а по откровению свыше от Бога Духа Святого. Неслучайно в одном из посланий апостол Петр говорит о том, что никогда слово пророческое (в данном случае новозаветное слово мы можем обозначить в широком смысле пророческим словом) не было записываемо «простыми человеками», его писали «святые Божии человеки», вдохновляемые Духом Святым (см.: 2 Пет. 1, 21). А что это значит? А это значит, что понять Священное Писание просто так человеку представляется невозможным. Потому что понять то, что записано в Духе Святом или Духом Святым, может только тот, кто находится в том же самом Духе. Кто из нас может сказать о себе, что находится в том духе, в каком находились святые апостолы, когда писали Священное Писание? Конечно, никто.

Обращаясь к священным
текстам, мы должны
надеяться не на собственное понимание, а на объяснение их Святыми Отцами, признанными Церковью, чей голос является голосом Священного Предания.

Но здесь нам на помощь приходит Святая Церковь, у нас есть Великие Вселенские Церковные Учителя, так мы их называем, которые таким же Духом Божиим, Духом Святым читали Священное Писание и раскрывали его перед нами. Обращаясь к священным текстам, мы должны надеяться не на собственную голову, не на собственные измышления, ассоциации, а именно на объяснение их Святыми Отцами, признанными Церковью, чей голос является голосом Священного Предания.

Итак, справедлив вопрос законника: «Кто есть ближний мой?» Этот человек действительно не понимает. И Господь Своим ответом свидетельствует: да, человек часто не в состоянии правильно понять то, что открывается в Священном Писании. После повествовании Христа о милосердном самарянине становится ясно, что и вопрос поставлен неверно. Правильно спросить не «кто есть ближний мой?», а «для кого я являюсь ближним?» Вот, можно сказать, «перевернутое» мироощущение, к которому призывает нас Священное Писание: в этом в целом и заключается призыв к покаянию. Изменитесь, говорит Господь. Если вы воспринимаете мир таким образом, что ставите вопрос «кто есть ближний мой?», сделайте так, чтобы в центре вашей жизни стоял Христос, тогда на мир вы посмотрите совсем по-другому и каждый из нас тогда спросит: «Я для кого являюсь ближним?»

Удивительна притча о милосердном самарянине (см.: Лк. 10, 30-37). Хотя это, конечно, не притча, а обычный рассказ того времени. Мы узнаем, что значит истинный ближний и истинное милосердие. Это не просто забота о ближнем, жертвенная даже забота, но это еще и скрывание от глаз других этого великого таланта и добродетели. Когда милосердный самарянин привозит израненного, в бессознательном состоянии человека в гостиницу, то всю ночь проводит рядом с ним. Покидая дом, он оставляет два динария и просит гостинника присмотреть за больным, обещая Правильно спросить
не «кто есть ближний мой?»,
а «для кого я являюсь ближним?»
 вернуться и дать еще денег, если двух динариев не хватит на содержание страждущего. Становится ясно, что этот человек, которого он подобрал на дороге и посадил на своего ослика, которому оказал первую медицинскую помощь, с которым вместе провел бессонную ночь в трудах и заботе о ближнем, ему совсем не знаком. И самарянин, конечно, знает, что с этим человеком больше никогда не увидится. Вот истинное милосердие, к которому призывает нас Священное Писание. Вот идеал, высочайшая планка, до которой нам надо расти. Не будем поэтому пренебрегать изучением Слова Божия, которое предлагается нам постоянно в текстах Нового Завета и в особенности в Четвероевангелии.

Дорогие братья и сестры, еще раз поздравляю вас с первой неделей Рождественского поста и желаю, чтобы это поприще прошло с великой пользой не только для наших тел, но и для наших душ. Желаю неленностно приникать к Слову Божию, к Божественному Откровению. Будем вчитываться в него, не надеясь особенно на свои мудрования, а обращаясь к творениям наших Великих Святителей, которые объяснили и изложили нам предельно понятно, что мы должны сделать, чтобы наследовать жизнь Вечную.

Аминь!

Проповедь протоиерея Георгия Климова,
произнесенная в храме иконы Божией Матери «Нечаянная Радость»
в Марьиной роще в Неделю 26-ю по Пятидесятнице,
в день памяти святого апостола и евангелиста Матфея, 29.11.2015

Дата последнего изменения: 04.12.2015