«Первый раз в храм: как переступить порог». Интервью с игуменом Сергием (Рыбко)

Те, кто уже несколько лет в Церкви, быстро забывают о своих чувствах, когда они только стояли на пороге. Некоторые прихожане с укором смотрят на новичков. Что же нужно для преодоления первых трудностей? Об этом разговор с настоятелем храмов Сошествия Святого Духа на Лазаревском кладбище, преподобного Сергия Радонежского в Бибиреве известным миссионером игуменом Сергием (Рыбко).

«Ребята, хотите чайку попить?»

— Многие взрослые люди боятся зайти в храм. Что им посоветовать?

— Молиться. Можно просто своими словами: «Господи, помоги мне войти!» Нужно преодолеть боязнь. Не ждать особого настроя. Бесы сделают так, что подходящего настроения у тебя так и не появится, а опасения останутся. Поэтому нужно наперекор предчувствиям молиться и идти. Но сначала стоит почитать Евангелие, потому что оно неотделимо от Бога. Воспринять Слово Божие, а потом входить в церковь. У меня было именно так. Сперва я обратил внимание, что самые хорошие мои друзья — православные. Когда мне было 17 лет, знакомый дал почитать Новый Завет. Я был потрясен. Поехал в Сергиеву лавру, купил там крестик, надел. С этого все началось.

— Нужно ли верующим как-то подталкивать своих нерешительных знакомых, помогать им?

— Можно предложить свою помощь: «Хочешь, вместе сходим на службу?» Настаивать не нужно: это может вызвать обратную реакцию. Многое зависит и от приходского священника. Недавно я разговаривал с семинаристом, и он рассказал, что несколько лет назад был панком, тусовался с друзьями недалеко от храма. Все в рваных джинсах, с характерными прическами. И вдруг к ним спешит священник: «Ребята, хотите чайку попить, пообщаться?» Из всей компании четверо — два парня и две девушки — встали и пошли: прикольно с попом потолковать и еще перекусить на халяву… Сейчас две эти девушки — жены священников, один из парней готовится к рукоположению, а вторым был мой собеседник, семинарист.

Что делать, если закрутило

— А Вы сами испытывали боязнь первого шага, когда пришли в церковь в конце 1970-х?

— Нет, я ведь был хиппи, проехал полстраны автостопом, ничего не боялся. Помню, сначала ходил в храм Воскресения Словущего на Успенском Вражке, в центре Москвы. Часто бывал в лавре в Загорске — так назывался тогда Сергиев Посад. До этого заходил в действующие церкви, еще будучи неверующим, — просто посмотреть, послушать. Однажды начал спорить с прихожанином: пытался доказать, что Бога нет, потому что умирают невинные младенцы. Чуть позже мы с этим человеком еще раз встретились и уже не спорили: я к тому времени стал православным.

— В некоторых житиях говорится о том, как люди пытались, но физически не могли войти в храм, будто кто-то им мешал. У Вас бывали такие случаи?

— Несколько лет назад мы открыли культурный центр при храме в Бибиреве, и там музицировала рок-группа. Однажды ее руководитель Сергей привел двух друзей и предложил им зайти в церковь. Одному парню там стало плохо: затошнило, закрутило, и он поскорее ушел. Другой — вслед за ним. А ­Сергей остался и позже поступил в Свято-Тихоновский институт.

— Если человека закрутило, как ему быть?

— Молиться. Совершать усилие. Не нужно надеяться, что ангел на крыльях внесет тебя в церковь и все сразу станет хорошо. Христос говорил: «Царство Небесное силою берется, и употреб­ляющие усилие восхищают его». Это только для греха не нужно особого усердия. А на все доброе в нашей жизни требуется труд.

О «своей вере» и целовании икон

— Вы не могли бы назвать три ошибки, которые часто делают люди, приходящие в церковь?

— Распространенная ошибка — ожидание особого настроения. «Пойду в храм, когда захочется». Этим оправдывают свою лень. Ведь на работу вы ходите, ничего не дожидаясь? Потому что обязанность. И в храм пойти — обязанность, особенно на первых порах, а уже потом ни с чем не сравнимая радость.

Вторая ошибка — страх перед бабушками с их замечаниями. Надо правильно понимать: бабушек никто не уполномочил, иногда они много на себя берут, но не принимайте это близко к сердцу.

И третья: люди, не имеющие православного воспитания, не знающие основ веры, часто не видят особой разницы между православным храмом, католическим костелом и протестантской кирхой. Им кажется, что всюду Христос, что можно молиться где угодно. Ходят, выбирают, говорят о какой-то «своей вере». На самом деле это не своя вера, а каша в голове.

— Недавно на службе в монастыре был такой случай: заходит молодая особа и бодро шагает прямо к Царским вратам. У амвона ее «притормозили», взяли под ручку и вывели. Правильно сделали?

— Если она хотела исполнить перформанс или сделать селфи на амвоне, то правильно. А когда человек ошибается по незнанию — допустим, пытается взойти на солею, чтобы приложиться к иконостасу, то ему достаточно объяснить. У нас такое бывало. Вежливо растолкуешь, он сразу: «Простите!» — и вопрос исчерпан.

— А если новоначальный опасается прикладываться к святыням, к руке священ­ника?

— Не проблема. Был случай, когда девушка перед первой исповедью предупредила духовника: не хочу целовать Вам руку и не буду становиться на колени. Исповедуете? Священник согласился, принял ее исповедь. А через месяц она уже и на колени вставала, и к руке прикладывалась, и к иконам. Стала постоянной прихожанкой. Очень многое зависит от деликатности пастыря.

Беседовали Валерий Коновалов, Михаил Устюгов

Газета «Крестовский мост»

Дата последнего изменения: 21.12.2018