Архив за 2018

Стратегия email-маркетинга: 9 способов привлекать и удерживать доноров

Изображение с сайта martechadvisor.com

3 письма новым донорам – до того, как начать просить деньги

Новые доноры – опора финансового будущего вашей НКО, но это не значит, что надо атаковать их просьбами с места в карьер, как только они присоединились к вашей рассылке. Как в любых отношениях, должна быть фаза первого знакомства.

Вот три типа писем, которые помогают завязать отношения, — их стоит послать до того, как начнете просить сделать пожертвование.

Добро пожаловать

Как только в вашей рассылке появился новый донор, расстелите перед ним красную ковровую дорожку. В течение 48 часов после появления вновь прибывшего подписчика в списке нужно послать ему или ей приветственное письмо. Тепло поприветствуйте, выразите благодарность за то, что человек подписался, коротко и ясно объясните преимущества подписки. Призыв в действию в данном случае – приглашение зайти на сайт, возможно, лэндинг, где опубликован рассказ о вашей НКО или ответы на часто задаваемые вопросы. Цель письма – установить связь и начать отношения, а не просить о деньгах.

«Знаете ли вы?»  

Следующее письмо после приветствия – ознакомительное. Расскажите новому подписчику что-нибудь небанальное о вашей НКО и направлении, в котором вы работаете – то, что он или она, скорее всего, не знают и то им будет интересно узнать. Например в письме может говориться: Вы знали, что наш продовольственный фонд помог накормить 650 семей в прошлом году? Или — Вы знали, что Центр зебр начинает совместный проект с зоопарком по соседству, чтобы спасти 100 зебр этим летом? Задача письма – проинформировать новых подписчиков, чтобы завязать знакомство, а не просить о пожертвовании. Ваш призыв к действию должен вдохновить узнать больше, посетив сайт.

Эксклюзив

Пусть новые подписчики почувствуют себя желанными гостями – сделайте им эксклюзивное предложение. Опять-таки речь о том, чтобы укрепить отношения. Это может быть бесплатная экскурсия по вашему офису, или, допустим, красивый брендированный блокнот. Подписчики должны ощутить внимание к себе, но это не должно стоить вам денег. В письме объясните, почему только новые подписчики получают это предложение и объясните в чем оно. Призыв к действию поможет подписчику воспользоваться случаем.

3 письма с просьбой о пожертвовании

Изображение с сайта singlegrain.com

Теперь, когда подписчик с вами поближе познакомился, можно начинать просить о пожертвованиях. Следующие три письма – для новых подписчиков и надежных сторонников. Эти письма – фандрайзинговые инструменты, позволяющие привлечь пожертвования, не оказывая давления на аудиторию.

История успеха

Один из самых действенных инструментов – ведь доноры хотят знать, как именно помогут их вклады. Недостаточно просто попросить пожертвовать деньги на строительство 10 новых дом для многодетных семей – расскажите историю Барбары, одинокой мамы четырех маленьких сыновей, у которых тепреь есть дом благодаря щедрости доноров. Обязательно разместите в письме фото Барбары и детей на фоне их нового дома. В письме – краткая история Барбары и просьба поддержать сбор.

Целевое

У всех НКО есть фандрайзинговые цели – делитесь ими со своими подписчиками и просить поучаствовать. Лучше создать серию писем вокруг события. Допустим, ваша организация собирает $10 000 на установку колодца с чистой питьевой водой в бедной местности. Первое письмо – ставит цель и просит подписчиков об участии. Второе – свежие новости, как продвигается дело в настоящий момент. Можно анонсировать, что вы наполовину близки к цели, и напомнить донорам, чтобы они тоже присоединялись. Третье письмо, на задолго до дедлайна – призыв помочь, пока время не истекло. Конечно, здесь возможны варианты, в зависимости от ваших обстоятельств. Когда кампания окончена, обязательно отправьте донорам результате и поблагодарите за поддержку.

Фандрайзинговое событие

Подготовка к мероприятию включает много планирования – письма помогают держать участников в курсе и заодно поддержать фнадрайзера.  Для начала можно пригласить гостей на фандрайзинговое мероприятие через вашу рассылку. В письме должен быть подробный адрес и призыв к действию для гостей – просьба дать знать о своем намерении прийти. Следующим пошлите письмо для тех, кто не откликнулся – обычно людям требуется пара напоминаний, чтобы принять решение. Можно послать письмо-резюме прошлогоднего успешного мероприятия и нарисовать перспективу на этот год. Перед самым событием пошлите тем, кто планирует быть, подробный адрес и детали парковки. По окончании события поблагодарите общим письмом тех, кто пришел, и сообщите всем подписчикам, сколько денег собрано.

3 письма, чтобы удержать доноров

Изображение с сайта marketingweek.com

Эти обращения помогут поддержать отношения с донорами – залог постоянства их вкладов.

Рассылка

Лучший способ поддержать отношения — как встретиться с другом на чашку кофе. Рассылка дает возможность рассказать о тот, что у вас нового. Информируя подписчиков, вы даете им возможность почувствовать себя частью команды. В рассылку можно включать разное: письмо директора, обсуждение предстоящих проектов, новости по инициатива вашей НКО, историю волонтера, историю успешного сбора, захватывающие новости из мира благотворительности, резюме ваших фандрайзинговых усилий. Вариантов море.

Полезные новости

Поддерживайте интерес доноров, отправляя интересные новости, которые касаются, в том числе, работы вашей НКО. Например, приют для животных может послать письмо с информацией, как защитить домашних питомцев от холода зимой. Организация, которая борется с онкологическими заболеваниями, может давать ссылки на последние научные открытия в этой области. Эти письма помогают вашей НКО оставаться в приоритете у подписчиков – она будет первой приходит им на ум.

Что думает сам донор

Несколько раз в год спрашивайте доноров о том, то бы хотели они сами. Один из простейших способов сделать это – опрос через почту. Создайте опрос и вставьте ссылку на него в свое письмо. Цель опроса — расспросить донора о его или ее предпочтениях. Например, можно спросить, какого рода кампании ему ближе или как улучшить конкретное фандрайзинговое событие, которое вы проводите каждый год. Спрашивая мнение донора вместо того чтобы предполагать за него или за нее, вы повышаете лояльность целевой аудитории к вашей НКО.

Помните, что опрос должен быть коротким – задавайте конкретные вопросы, чтобы получить полезную информацию.

Еще одна подсказка – пишите живым языком

Изображение с сайта fatrabbitcreative.com

Просьба о пожертвовании, призыв к действию должны вдохновлять, помогать донорам чувствовать свою силу, поэтому выбор слов имеет решающее значение.  Главное – избегайте заезженных фраз и не давите на жалость, «не ходите с протянутой рукой». Не пишите «Пожалуйста, нам нужна ваша помощь», напишите «Станьте героем для того, кто сейчас в беде». Не пишите «Нажмите сюда, чтобы сделать пожертвование», лучше «Измените мир к лучшему сегодня».

И напоследок — вставляйте фото реальных людей 

Любое письмо лучше смотрится с картинками, и лучшие из них – фотографии реальных людей, героев ваших историй, волонтеров, тех, кому вы помогаете. Они мотивируют доноров действовать. Старайтесь держаться подальше от фотобанков, избегайте фотоштапмов.

По материалам VerticalResponse.com

Запись Стратегия email-маркетинга: 9 способов привлекать и удерживать доноров впервые появилась Милосердие.ru.

Варвара Шкляревич и ее бесплатная столовая

Фото с сайта hramparaskevy.ru

 Несостоявшаяся игуменья

Если бы Варвара Александровна Шкляревич проживала в Петербурге или же в Москве, то все сложилось бы иначе. Имя ее было бы вписано большими золотыми буквами в историю благотворительности, все бы у нее получалось, все бы ей удавалось, а сейчас в память о ней открывали бы мемориальные доски. Возможности для этого были. Не было желания.

Варвара Александровна – дочь далеко не бедного провинциального помещика. К тому же хороша собой. Довольно рано вышла замуж за красавца, офицера. Увы, он вскоре умер, она вышла замуж второй раз – за инженера Шкляревича.

Когда и он скончался, дважды вдова решила более не искушать судьбу, а посвятить остаток жизни благотворительным делам.

Сначала была варшавская Елисаветинская община, затем киевский Покровский монастырь. Там все обернулось серьезно. На вопрос, что ей следует делать, основательница обители, великая княгиня Александра Петровна, в иночестве Анастасия, ответила: «На первый раз вот вам послушание: раньше всех вставайте, позже всех ложитесь, меньше всех кушайте и ниже всех кланяйтесь… Когда вы это исполните, я скажу вам, что дальше делать».

За этим послушанием последовало следующее, затем и третье, и четвертое. И в какой-то момент Александра Петровна неожиданно сказала: «Вот теперь вы можете стать игуменьей монастыря».

Ни о чем таком Варвара Александровна даже не помышляла. Да и не хотелось ей начальствовать. Впрочем, и оставаться после этого в монастыре было неловко. Некоторое время она проживает в столице, в должности диакониссы при Покровском храме на Боровой улице. Работает в Обществе ревнителей веры и милосердия, где по поручению епископа Нижегородского и Арзамасского Назария с утра до вечера обходит дома бедных, подавших прошения о помощи – проверяет, соответствуют ли эти самые прошения тому, что есть на самом деле.

Чаще всего, конечно, соответствуют, а иногда и не передают всех ужасов жизни столичных бедняков. Много думает и много времени проводит за молитвой.

И в 1897 году на станцию Любань поезд привозит ничем не примечательную пассажирку с маленьким чемоданчиком.

Сестра Варвара

Вокзал станции Любань Николаевской ж.д. Фото 19 века с сайта etoretro.ru

Так Варвара Александровна распорядилась своим будущим. Уехала из Киева. Между Москвой и Петербургом – и в прямом, и в переносном смысле слова – выбрала Любань, железнодорожную станцию примерно в сотнях километрах от столицы по Московскому направлению.

Станция была не совсем захолустной, даже более или менее оживленной. Первый поезд прошел здесь в 1849 году. В 1868 году Любань обогатилась железнодорожной школой, в 1884 году здесь приступают к систематическим наблюдениям за погодой.

Больница, аптека, два питейных дома, шесть трактиров – все это имеется в наличии. И, соответственно, сюда волей-неволей тянутся окрестные бездомные, убогие и сильнопьющие. А некоторые просто идут из одной столицы в другую по своим нищенским делам, в этом месте тракт и рельсы находятся меньше чем в километре друг от друга.

Именно этой публике прекраснодушная Варвара Александровна решила посвятить остаток жизни. При станции открывается новое филантропическое учреждение – частная столовая для бедных Варвары Шкляревич.

Пропускная способность – около 150 человек в месяц. «Петербургский листок» сообщал, что основной целью этой благородной женщины было «оказывать посильную помощь несчастным подонкам общества, высылаемым из столицы на родину. Двери ее небольшого домика днем и ночью открыты для босяков».

Здесь можно было отдохнуть, поесть и даже переночевать, естественно, особо не задерживаясь.

Слух о благотворительнице из Любани, а ей стразу дали прозвище «сестра Варвара», разошелся по окрестностям довольно быстро. И не только по окрестностям, сам Владимир Гиляровский посвятил ей несколько газетных строк: «Жила сестра Варвара в основанной ею же пустыньке, приюте для проходящего, скитающегося люда.

Эта пустынька – истинное благодеяние. Сестра Варвара, украинка по рождению, богатая помещица, блиставшая когда-то в обществе, прекрасно образованная, долго жившая за границей, после смерти мужа вся отдалась служению несчастному, страждущему люду.

Она изучила трущобы, поняла быт бесприютных скитальцев, людей с волчьим видом, и создала им приют на пути следования из Петербурга в глубь России.

Уже несколько лет существовал этот приют, состоящий из домика, где накормит и напоит бесприютных сестра Варвара».

Сама же Ваврава Шкляревич во время обеда любила читать обездоленным книги, преимущественно душеспасительного содержания. Да что там книги, она лично промывала, перевязывала раны, помогала принять ванну, даже баню построила для своего контингента. А контингент был тот еще – беспаспортные, вшивые, порочные.

Один из современников рассказывал о ней: «Вас встречает хозяйка, сестра Варвара, уже женщина пожилая, но с живыми глазами, с быстрыми движениями; аскетическая худоба, бледность лица и морщины от труда и подвига преждевременно старят ее.

Говорит она увлекательно, красиво, и ее разговор сразу обличает и развитой светлый ум, и большое знание жизни и людей. Она сама ходит за покупками в лавку, на станцию за полторы версты, приготовляет кушанья, убирает комнаты и моет их. При этом она работает в огороде и шьет для «босяков».

Она встает в четыре часа утра, в восемь часов утра готов обед, и сестра ждет «разбойничков». Во время обеда и после него она читает им Евангелие и разные религиозные книги, беседует с ними, молится, а иногда все вместе поют. Она ведет совершенно монастырский образ жизни».

Варвара Александровна нередко приговаривала: «Почем знать, может быть, мы перед Богом еще более мерзки по грехам нашим, чем эти люди в глазах наших».

А к поездам, везущим арестантов, постоянно выходила со свежевыпеченным хлебом и сладостями для детей.

Жертва элементарной экономики

Кредитный билет достоинством в сто рублей с изображением Екатерины Второй. Фото с сайта wiktionary.org

Со временем благотворительной столовой показалось мало для сестры Варвары, и она решила расширяться. Наблюдая за своими подопечными, Варвара Александровна поняла, что многие из них могли бы окончательно вернуться к полноценной жизни, и с ее стороны был бы грех не предоставить им эту возможность.

Разумеется, для этого им необходимо трудиться, и в качестве социальной терапии, и чтобы зарабатывать деньги на жизнь. Оставшиеся от супруга капиталы к этому моменту подошли к концу.

На помощь пожилой благотворительнице пришел некто Шубинский, отставной генерал-майор. Он устроил в прессе настоящую пиар-компанию, дело дошло и до императрицы Александры Федоровны. Та пожаловала госпоже Шкляревич 500 рублей и икону Христа, но главное здесь было даже не это, а сам факт участия монаршей особы.

Для Варвары Александровны моментально открылись все двери, молниеносно был принят и утвержден у министра внутренних дел устав попечительного общества о Доме трудолюбия в Любани. В Уставе говорилось, что новое Общество «имеет назначением оказывать срочную, по возможности недолговременную помощь бездомным, выпущенным из больниц и не имеющим еще заработка, освобождаемым из мест заключения по отбытии наказания и всем вообще впавшим в крайнюю бедность, посредством предоставления им труда и приюта».

То есть, задача ставилась и дельная, и благородная одновременно.

Председателем правления стал князь Багратион-Мухранский. Потекли новые пожертвования, сначала струйкой, а затем бурным ручьем.

В число действительных членов Общества вошел сам Иоанн Кронштадтский, к чести его, он не воспринял затею Варвары Шкляревич как конкурентную собственному Дому трудолюбия.

Здание у станции Любань было построено в 1903 году. Полностью на его строительство ушло 18 тысяч. Тогда же был заложен и домовый храм.

В Доме трудолюбия устроили слесарные, сапожные, столярные и переплетные мастерские. Набрали у окрестных жителей заказов, и закипела жизнь.

Уже на следующий год стало понятно, что идея мертворожденная. Несложно было и заранее предвидеть это, но за пафосом и за фанфарами никто толком и не задумался о главном – об экономической составляющей благородного начинания.

Все заказы были выполнены, а новые не поступили. Это в крупных городах поток их может быть неиссякаемым, а для села в две сотни жителей такое невозможно в принципе.

До Петербурга сотня верст. До Новгорода столько же. Ни оттуда, ни оттуда не отправится никто в Любань книжки переплетать и сапоги подковывать. А вокруг – непроходимые тосненские болота.

О чем тут говорить? Разве о том, что при такой доступности сырьевых баз (все от металлических изделий и до ниток приходилось возить из того же Петербурга) услуги мастерских еще и по расценкам были далеко не конкурентными.

Фанфары отгремели, мода на любанскую подвижницу прошла. А в 1905 году повестка поменялась окончательно, в стране началась революция, Варвара Александровна со своими переплетчиками оказалась не нужна и вовсе никому.

Соответственно, и сами переплетчики разбежались кто куда. Но основательнице, по большому счету, все равно, она была уже очень уставшая и сильно пожилая. И в 1906 году общее собрание постановило весь благотворительный комплекс закрыть. И спустя еще некоторое время здесь разместилась «загородная трудовая колония для поправляющихся алкоголиков».

Рядом же обосновалось так называемое «Любанское общественное собрание». Душеспасительным чтением здесь и не пахло. У истоков этого «собрания» стояли любанский аптекарь и военный фельдшер-отставник. Цель, прописанная в уставе, была тоже вроде бы вполне благая – «приятное и полезное времяпрепровождение». Но ничего общего с «пустынькой» у собрания не имелось.

Газета «Волховский листок» писала: «»Разумные развлечения» – карты, а «приятное времяпрепровождение» – чуть ли не ежедневные скандалы проигрывающих игроков и их жен.

Игра ведется от «зари до зари» в «двадцать одно». Играют все: мужья, жены, служащие на железной дороге, старшина и писарь, словом, все местное общество. Недавно тут имел место и случай драки… на стульях. Старшина «собрания», так сказать – директор клуба, уличив одну из играющих дам в «подсматривании» своих карт, в форме допустимой только разве в подобных учреждениях, сделал даме выговор.

Муж обвиненной в некорректности дамы, находившийся тут же, вступился за свою жену. Начался скандал. «Старшина» схватил стул, намереваясь избить непокорного игрока. В свалке приняли участие остальные игроки, расходившегося директора «обезоружили», забрав у него стул. Но последний выхватил револьвер и, наседая на толпу, стал грозить всем, кто осмелится близко подойти.

Только благодаря благоразумию некоторых игроков, инцидент удалось уладить, предотвратив, быть может, роковые последствия».

О начинании наивной и прекраснодушной сестры Варвары, разумеется, никто уже не вспоминал. История не донесла до нас даже элементарного – годов жизни и смерти.

Известно лишь то, что последняя произошла после 1906 года, когда, так как в момент закрытия любанского благотворительного комплекса она была еще жива. А дальше – неизвестность. Одинокая старушка, человек из прошлого – много их было в эту бурную эпоху.

Запись Варвара Шкляревич и ее бесплатная столовая впервые появилась Милосердие.ru.

Дина Магнат: «Любая работа с приемными семьями – это долго и очень нежно»

Дина Магнат. Фото: Ольга Паволга, facebook.com/magnatd

Если обязать всех кандидатов в приемные родители проходить не только обучение, но и психологическое тестирование, то поможет ли это избежать повторных возвратов или жестокого обращения с ребенком? Ответы на эти вопросы ищут президент благотворительного фонда семейного устройства «Найди семью», Елена Цеплик вместе с Диной Магнат, которая уже много лет обучает будущих приемных родителей в одной из лучших Школ – при Институте развития семейного устройства Людмилы Петрановской.

– Обучение в школе приемных родителей (ШПР) длится не одну неделю. Слушатели и преподаватели плотно работают вместе на протяжении многих часов. И, казалось бы, кто же может лучше понять и увидеть, подходит ли человек на роль приемного родителя, как не тренер ШПР. Что же можно увидеть во время обучения будущего приемного родителя?

– В принципе увидеть можно многое. Правда, для этого занятия в ШПР должны быть построены не в традиционно-лекционной форме, а так, как они проходят у нас и в некоторых других школах: преимущественно в интерактивной форме, в форме тренингов.

В этом случае тренеру почти всегда явно видны острые состояния психического нездоровья (которые, к слову, не имеет право диагностировать и тем более корректировать психолог, тут необходимо вмешательство психиатра). Пограничные состояния, иначе говоря, близкие к диагностируемым психиатром, тоже вполне очевидны. Достаточно легко увидеть состояние острого горя, и мы знаем, что к мыслям о приемных детях часто приходят родители, потерявшие кровных детей.

Конечно, хорошо заметны серьезные особенности и странности поведения. Но с этим все уже не так однозначно, потому что увидеть особенность – это одно. А вот понять, несет ли та или иная странность какой-то риск для будущей приемной семьи и ребенка – это другое, и это гораздо сложнее.

Если у человека острая психиатрия, то все понятно, а «обычные» странности могут быть как маркером какого-то диагноза, так и просто личной особенностью. И тогда поведение человека может сколько угодно удивлять окружающих, но не нести никакой опасности ни для кого, и для приемного ребенка тоже.

Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

На занятиях в ШПР также очень хорошо виден предыдущий опыт людей, травматичный опыт, в частности. Какие-то непрожитые детские обиды и травмы, непроработанные комплексы и так далее.

Конечно, можно увидеть и ценностные установки людей, их взгляды на принципиальные вопросы. Хорошо видны и, например, контакт или его отсутствие между супругами в паре, способы коммуникации и т.д.

То есть увидеть, конечно же, можно многое, однако тут есть два принципиальных момента.

Первый: почти все из того, что я перечислила, видно лишь потому, что человек это показывает в поступках или в высказываниях, хотя бы немного пускает в свой внутренний мир ведущего и участников учебной группы. Специфика обучения в ШПР такова, что многое в процессе учебы основано на особых техниках и предполагает много саморефлексии, анализа собственных чувств, мотивов и пр.

Важно, что никто специально не вытаскивает из будущих приемных родителей какие-то откровения или травмы, но работа ведется так, что в норме человек многое предъявляет сам.

Второй: увидеть – это не значит диагностировать и, тем более, не значит сделать какие-то выводы о том, насколько человек годится для роли приемного родителя. Более того, даже общий вывод о том, несет ли увиденное какие-то риски для будущего ребенка, сделать часто очень и очень сложно. И даже опытный специалист может ошибиться (в моей практике такие случаи были).

Важно еще и то, что работа ШПР, так, как она устроена у нас и как мы полагаем она должна быть устроена, предполагает наличие на занятиях атмосферы доверия и безопасности.

Именно благодаря этому, во-первых, человек может спокойно показывать себя неидеальным, проговаривать-проживать-прорабатывать какие-то проблемы и осознавать, и обсуждать свои возможности и свои ресурсы. Только в безопасной среде возможна настоящая работа.

Если же предположить, что ведущему по итогам обучения надо оценить человека, «выдать бумагу», где написано, подходит ли он на роль приемного родителя, то весь смысл происходящего в ШПР теряется.

Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Ни один нормальный взрослый человек не будет раскрываться, рефлексировать и обсуждать результаты этой рефлексии публично, если он знает, что в финале его ждет оценка.

И тогда наша работа сведется к простому информированию слушателей о каких-то особенностях приемного родительства, а это уже совсем другая эффективность на выходе.

– А есть ли какие-то четкие, обоснованные и адекватные критерии, по которым человека можно не допустить к приемному родительству? И, соответственно, возможно ли в принципе разработать какую-то нормальную систему диагностики, которая сведет риски насилия и жестокого обращения в приемной семье к нулю?

– Все такого рода методики должны основываться на качественных исследованиях, а таких исследований нет. Иначе говоря, нет доказанных научным методом взаимосвязей личностных профилей (определенных склонностей, черт характера, особенностей) будущего приемного родителя и возникновением впоследствии ситуаций насилия или жестокого обращения по отношению к ребенку. Есть разные мнения об этих взаимосвязях, но это все-таки только более или менее авторитетные мнения.

– А где-то в мире такие критерии есть? Может быть, можно просто перенять опыт?

– В мире тоже нет. Но есть, действительно, много стран, где будущих приемных родителей много и долго обследуют по самым разным критериям и методикам. При этом в этих странах, конечно же, тоже бывают разные, в том числе и совсем плохие истории, что лишний раз подтверждает: никаких гарантий в том, что касается развития человеческих отношений, никогда быть не может.

В тех странах, где существуют такие длительные методики обследования, обычно очень много потенциальных приемных родителей и мало детей-сирот. И система семейного устройства, соответственно, вообще повернута в другую сторону, когда можно выбирать родителей, когда ребенок ни при каких обстоятельствах не остается в детском доме, а получает в любом случае приемную семью в обозримые сроки. У нас же, как известно, пока до этого очень далеко.

Было бы, конечно, здорово, если бы была книжка, где все было бы расписано от А до Я, и можно было просто делать заключения, используя предложенную методику. Но это так не работает.

Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

И еще раз скажу, что, прежде всего, потому что взрослый человек, который понимает, что находится в ситуации оценки, не открывает лишнего, не предъявляет действительно проблемные зоны.

Получается вообще обратный эффект: оценка губительна для процесса подготовки к приемному родительству, ведь чтобы подготовиться, нужно изучить себя, свои возможности, свой ресурс, а не закрываться, изо всех сил маскируя проблемы от оценщика.

– Получается, что ведущий ШПР не должен вообще принимать никакого участия в принятии решения о допуске к приемному родительству? И все, что он увидел и понял про человека в процессе обучения, никак нельзя корректно использовать?

– Нет, не так. Цель хорошей и правильной школы приемных родителей – помочь кандидатам принять ответственное решение о приемном родительстве. Подчеркну: помогать мы можем и должны тем, кто обучается, а не контролирующим органам.

Весь смысл обучения в ШПР сводится к тому, чтобы получить адекватную информацию о приемных детях и их особенностях, отрефлексировать свои риски, прикинуть ресурсы, возможности и мотивы, обсудить их со специалистами и с группой обучающихся и потом принять решение, основываясь на этом опыте.

В этом смысле роль ведущего в хорошей ШПР очень велика, и она совсем не сводится к выдаче необходимой информации. Ведущий ШПР, формируя ту самую атмосферу безопасности и доверия, проводит человека через достаточно сложное понимание себя.

И если все получилось, то на выходе вполне возможен диалог на равных: ведущий может поделиться тем, что увидел в процессе обучения (а мы говорили, что увидеть можно многое) и описать возможные риски, а будущий приемный родитель может учесть это при принятии решения. Такая модель – нормальная, и только она и может быть реально полезной при подготовке к приемному родительству.

Тут очень важно еще и то, что, получив нормальный, доброжелательный опыт сотрудничества со специалистом, приемный родитель при возникновении проблемы с приемным ребенком не будет опасаться обратиться за помощью.

Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Потому что уже знает, что показывать свою уязвимость – нормально, что просить поддержки – нормально, что доверять помогающему специалисту – тоже нормально.

То есть эта модель, при всей ее кажущейся мягкости и нечеткости, может действительно снизить риски для приемного ребенка.

– Тогда правильно ли я понимаю, что помогающие специалисты и органы опеки вообще никак не должны соприкасаться? Одни помогают, другие контролируют – все отдельно. Так?

– Не совсем. Конечно, должны быть какие-то механизмы взаимодействия обязательно. И если помогающий специалист видит, что в приемной семье сложилась плохая ситуация и есть риск жестокого обращения с ребенком, то извещать органы опеки нужно обязательно.

Ребенок не должен страдать ни при каких условиях, и если у нас есть даже один-единственный случай насилия в приемной семье – это уже проблема и повод этой проблемой заниматься.

– И что конкретно можно сделать, чтобы решить эту проблему?

– Пока я знаю только два способа: помогать кандидатам принять взвешенное решение и помогать уже состоявшимся приемным семьям справиться с возникающими трудностями. То есть речь идет о ШПР и службе сопровождения, причем не формальной службе сопровождения, а настоящей, такой, где вся работа нацелена на поддержку родителей.

Центры поддержки приемных семей благотворительного фонда «Найди семью» регулярно проводят бесплатные группы, в которых работают психологи. Такие группы работают в г. Москве; г. Лобня, Моск. обл.; г. Санкт-Петербурге; г. Гатчина, Лен. обл.; г. Нижний Новгород; г. Екатеринбург. Совсем скоро начнет работу Центр в г. Ступино, Моск. обл.
Контакты Центров можно найти на сайте фонда.
Приемные родители из других регионов могут обратиться к специалистам по телефону горячей линии фонда: +7 (901) 794 80 98.

При этом работа помогающего специалиста (в данном случае речь уже идет о службе сопровождения) должна быть предельно прозрачна для приемной семьи: родители должны понимать, в каких случаях он будет обращаться в опеку, как, до какой степени он будет присутствовать в семье, погружаться в ее дела и пр.

Максимальная прозрачность снимет опять-таки вопрос недоверия и позволит родителям никак не воспринимать специалиста сопровождения как контролирующего. А это значит, что работа с этим специалистом будет открытая и честная и у нее гораздо больше шансов на успех.

Главное, что надо понимать при профилактике таких проблем, как насилие и жестокое обращение в приемной семье, – это то, что простых и быстрых решений, увы, нет.

Ни волшебных методик обследования, ни чудесных психологов, решающих за один визит все вопросы отношений в семье, ни магических педагогов, способных за месяц поправить педагогическую запущенность ребенка из детского дома.

Любая работа с приемными семьями, которая действительно ведет к результату, – это долго и, безусловно, очень «нежно»: без директив, комиссий и прокуроров. Все остальное будет имитацией, маскирующей проблемы, но не решающей их.

Запись Дина Магнат: «Любая работа с приемными семьями – это долго и очень нежно» впервые появилась Милосердие.ru.

Любовь прозревает, или Как стать счастливым в семейной жизни

Интервью настоятеля храма святых бессребренников Космы и Дамиана на Маросейке протоиерея Феодора Бородина.

(далее…)

Зировейстеры закапывают ночью

Изображение с сайта orgonitas.com.uy

Зировейстеры не покупают продукты в пластиковых упаковках, сами утилизируют органические отходы. При выборе косметических средств обращают внимание не только на состав, но и на емкость – насколько она подлежит переработке. У зировейстеров сложные отношения с бытовой химией и средствами гигиены. Еще более серьезная дилемма возникает при покупке  одежды, обуви, предметов интерьера и даже детских игрушек.

Словом, жизнь зировейстера не проста. Да и окружающим, уже привыкшим жить по законам общества потребления, эко-сознательные граждане кажутся скорее фриками. Мы изучили несколько популярных блогов, которые ведут экологические активисты, чтобы понять, насколько легко им дается вести «зеленый» образ жизни в большом городе.

Пакетик, в нем пакетик, а в нем – еще несколько пакетиков

Фото с сайта recyclemag.ru

Самая большая проблема для зировейстера – это поход в магазин. Современные супер- и гипермаркеты для них являются в первую очередь источниками пластика, и только во вторую – местом, где можно приобрести продукты питания. Ведь главное, на что обращает внимание зировейстер – это состав упаковки.

Особенной критике подвергаются продукты, упакованные по принципу «пакетик в пакетике». Вот коробка ароматизированного чая: сначала слюда, под ней картон, а внутри – каждый пакетик снова в индивидуальной пластиковой упаковке. Такое настоящий защитник природы ни за что не купит.

Или, скажем, шоколад, даже если он завернут в бумагу, а не синтетическую оболочку, внутри вас ждет фольга, которая также с трудом разлагается в окружающей среде. Снова минус!

Фрукты и овощи на пенопластовой подложке, мясная и сырная нарезка в вакуумной упаковке, котлеты и сосиски, заранее расфасованные по пластиковым контейнерам, консервы, йогурты и сметана в пластиковых стаканчиках – это, прежде всего, потенциальный мусор, и уж только потом – пищевое содержание.

В магазин – только с авоськой

Фото с сайта imorganic.ru

Чтобы минимизировать вред природе, зировейстеры ходят за покупками с набором сумок, мешочков и контейнеров, это позволяет им не брать на кассе пластиковые пакеты и взвешивать продукты в своей таре.

Главное «оружие» настоящего зировейстера – это старая добрая авоська. Ее по-прежнему можно прибрести в артелях, где трудятся незрячие люди и ментальные инвалиды, но можно и заказать по интернету на сайтах, специализирующихся на продаже экотоваров.

Высший пилотаж «зеленого» стиля жизни – сплести авоську самому, либо сшить из ткани специальную сумку для шоппинга. Шить лучше из старой одежды, чтобы таким образом дать ей вторую жизнь.

Именно так делает эко-активистка и сотрудница «Гринпис» Ирина Козловских. «В секондах были скидки до 90 %, и можно было купить огромную льняную рубаху за 45 рублей и сшить из нее две-три сумки. А когда я порола и перешивала на авоськи оригинальные рубашки Ральфа Лорена и Вивьен Вествуд, то ощущала в себе бунтарский дух и сопротивление перепотреблению», – рассказывает девушка.

Отдельные многоразовые мешочки – их называют  «фруктовки» – приобретаются для фруктов и овощей. Как правило, они сделаны из материала в мелкую сеточку, на такие мешочки удобно клеить и затем удалять ценники, в них можно продолжать хранить покупки в холодильнике, «дыша» через отверстия сетки, яблоки, груши и помидоры не испортятся.

Существуют также более плотные мешочки для круп, бакалеи и хлеба. Все это зировейстеры предпочитают покупать в гипермаркетах на развес, либо, если такого варианта нет, отдают предпочтение картонной упаковке. Кстати, и авоську, и тканевые мешочки зировейстеры предпочитают всегда носить с собой – мало ли что.

«Когда увидела симпатичный  мешок из органического хлопка не удержалась, купила. Не жалею: мешок удобный, вместительный. Такому всегда найдется место в сумке на случай, если решу купить хрустящего хлеба. А видели бы вы реакцию работников пекарен!» – рассказывает своим подписчикам автор блога «I’m organic» Анастасия Приказчикова.

А вот если по какой-то причине мешочки и экосумка были забыты дома, тру-зировейстер и вовсе может уйти из магазина без покупок, либо возьмет ровно столько, сколько сможет унести в руках. Это – принципиально!

Бутылки, многоразовые трубочки и бахилы – всегда со мной

Фото с сайта ecowarriorprincess.net

В сумке или рюкзаке у зировейстера всегда есть набор необходимых вещей, которые он готов при случае использовать. Прежде всего, это металлическая термокружка для кофе, чтобы не брать каждый раз в кофейне одноразовый стаканчик с пластиковой крышкой.

По словам координатора проекта «Ноль отходов» Гринпис России Александра Иванникова, в год таких стаканчиков по всей стране набирается около 41 миллиарда. Утилизировать их трудно, поскольку тара для кофе только притворяется бумажной – внутри у нее тончайший слой пластика, который позволяет стаканчику не намокать.

Другой безусловный враг для зировейстеров – пластиковые трубочки для прохладительных напитков. Их уже запретили в Европе, но до нашей страны эта тенденция, увы, пока не дошла.

Что же делать тем, кто любит тянуть молочный шейк через соломинку? Оказывается, выход есть – приобретать многоразовые трубочки из металла, стекла или бамбука и дополнительные ершики к ним, чтобы очищать трубочки изнутри.

Но лучше бороться с пагубной привычкой, и пить просто из стакана. Разумеется, многоразового.

Еще в сумке у зировейстера можно обнаружить многоразовые бахилы и мешочек для их хранения. Чтобы каждый раз при посещении музея или поликлиники не брать одноразовые чехлы на обувь, экологически сознательные граждане приобретают многоразовые бахилы из плотного полиэстера. И потом просто стирают и сушат их, прилепив на стену, совсем как в нашем детстве сушили пакеты.

Еще один неизменный атрибут «зеленого» образа жизни – бамбуковая зубная щетка с натуральной щетиной. Обычные щетки полностью изготавливаются из пластика, а менять их нужно довольно часто. Экологичная бамбуковая щетка сможет разлагаться на свалке, а пластиковая – нет.

Закапывать органические отходы лучше ночью

Фото с сайта ecowarriorprincess.net

Но все-таки отходы в мусорное ведро зировейстеров попадают. Даже если пластиковых пакетов удается полностью избежать, а коробки из картона и стеклянные банки и бутылки сдать на переработку, остаются еще и органические отходы. Это обрезки, очистки, оставшаяся несъеденной пища, чайная заварка, кофейный жмых и так далее.

Беда в том, что, попадая на свалку, такие отходы не перегнивают, их постоянно заваливают сверху пластиком, доступ кислорода прекращается, и необходимые процессы просто не запускаются. Поэтому зировейстеры предпочитают сами копить органические отходы и закапывать их в землю.

Те, у кого есть дачные участки, делают это по понятной схеме примерно раз в неделю. Кто-то находит удачное место под окнами. Но эко-активисты пишут, что такие операции лучше проводить в темное время суток, мало ли кто из прохожих и что может подумать.

Использованный чай и кофейный жмых многие сушат на батареях и потом применяют как удобрение. То же самое делают со скорлупой яиц, ее измельчают и накапливают в специальных емкостях.

Сложнее бывает зимой, закопать органический мусор невозможно, земля слишком твердая и покрыта снегом. В этом случае многие блогеры советуют обратить внимание на морозилку и складировать отходы там в измельченном виде. Мол, до весны места хватит.

А некоторые продвинутые пользователи заводят себе дома компостер. По сути, это ящик, наполненный землей, в котором живут обычные дождевые черви. Измельченные шкурки бананов, кожуру от яблок, очистки постепенно закапывают в землю, и там они перерабатываются червями. Если начать осенью, к весне будет отличный компост, который вместе с червями можно будет отвезти на дачу или высыпать на клумбу в ближайшем дворе.

«Не волнуйтесь, черви не разбегутся по квартире!» – уверяют те, кто уже проделывали подобный опыт неоднократно.

Даже в том, что касается очистков, зировейстеры стараются проявлять максимальную сознательность. Например, картофель запекают прямо в кожуре, ведь так еще и полезнее.

«Но есть картошка с зелеными пятнами. Она испорчена токсином – соланином. Соланин разрушается, если пожарить картошку, а если сварить, то остается. Потому лучше, чтобы картошка не залеживалась. А если это произошло, нужно срезать зеленые пятна, глазки, ростки и приготовить ее при наибольшей температуре – пожарить или запечь», – инструктирует своих читателей блогер из Киева Ольга Матюшенко.

Вернемся к «бабушкиным» рецептам красоты

Фото с сайта paris-to-go.com

Важный пункт – уход за собой и внешний вид. В движении зировейстеров большая часть – девушки, и значит, вопросы красоты для них не на последнем месте. Приходится решать сложную дилемму: что тебе дороже – твоя внешность или экология.

Давно подсчитано, что производство одежды в сегменте Fast fashion растет в ускоренном темпе. За последние 15 лет количество производимой одежды в мире увеличилось вдвое, а к 2050 году увеличится втрое. Только в США на свалку ежегодно отправляется 13 тонн нарядов, большинство из которых – все та же синтетика.

Отдельные претензии у экоактивистов есть и к производителям косметики. Большинство упаковок шампуней, помад, лаков для ногтей и других средств по уходу за собой также не подлежат быстрому разложению. Средства с блестками, которые не так давно вошли в моду, содержат частицы микропластика, которые из почвы попадут в воду, затем к животным и далее по пищевой цепочке вернутся к человеку, только уже не «на» а «в» тело.

Во многом благодаря декларации этих проблем большинство зировейстеров сознательно отказываются от покупки новой одежды и косметики. Для того, чтобы получить новое платье, сумку или туфли, они проводят гаражные распродажи и dress crossing – обмен одеждой с подругами и знакомыми.

Что касается косметики, то тут возможны самые разные варианты. Кто-то возвращается к «бабушкиным» рецептам и начинает мыть голову отварами трав, яичными желтками и прочими домашними средствами. Другие отдают предпочтение кусковому мылу, твердым шампуням и другим средствам гигиены без упаковок. На замену скрабу приходит массаж жесткой щеткой, на замену маскам – традиционные простокваша, огурцы и прочие органические средства.

«Старая тушь просрочилась, новую я не купила. Я узнала, что тубу от туши нельзя сдать на переработку. Каждые полгода придется выбрасывать. Эко-альтернатив я не нашла, делать своими руками поленилась», – пишет Ольга Матюшенко.

Среди зировейстеров также чрезвычайно распространен челлендж (опыт, эксперимент), в ходе которого они стараются прожить целый год без покупок. Предполагается, что приобретать новые вещи  – одежду, посуду, бытовые приборы и так далее – все, кроме еды – можно лишь в случае, когда иного выхода из ситуации нет.

Но правильнее думать о том, чтобы взять на время необходимую вещь у друзей или в прокат, попробовать найти ей альтернативу среди уже имеющихся или, в крайнем случае, купить такую же, но подержанную. Главное – не следовать паттернам поведения, принятым в обществе потребления.

Эта игрушка не экологична, я ее не куплю

Самодельная валяная игрушка. Фото с сайта fishki.lv

Детям в семьях зировейстеров тоже живется непросто. Скажем, под запретом киндер-сюрпризы и чупа-чупсы. Желтое внутреннее «яйцо», мини-игрушки, палочки от леденцов – первые кандидаты на мусорное ведро, и их нужно либо долго копить, прежде чем сдать на утилизацию, либо просто не покупать.

Многочисленные пластиковые игрушки тоже в зоне риска, особенно дешевые, они быстро ломаются. Не экологичны и воздушные шарики: улетев в атмосферу, они несут угрозу для птиц, попав в мусор, с трудом разлагаются.

Эко-активная мама Анастасия Постникова размышляет в своем блоге о пластиковых самолетиках – игрушке, которая стала невероятно популярна в России этим летом. «Впервые я увидела пенопластовый самолетик в парке. Идиллическая картина: семья играет на лужайке. Но вот самолет прилетает мне в руки, и я смотрю, из чего он сделан. Пенопласт. Мой мозг выдает информацию: “не разлагается, почти не перерабатывается в России”. А теперь представьте, в каком количестве поступили на российский рынок самолетики? Миллионы. И вскоре они окажутся на свалке и останутся там на сотни лет».

Мамы-зировейстеры стараются привить понятия о разумном потреблении и своим детям – учат, как важно делиться или обмениваться игрушками, не мусорить, брать книги в библиотеке или читать их в электронном виде и так далее.

Еще один момент, который заботит сознательных родителей – это детские средства гигиены. Прежде всего, памперсы.

Сроки разложения памперсов составляет от 250 до 500 лет.

Поэтому экоактивные мамы предлагают вернуться к многоразовым тканевым подгузникам, благо, стирать их теперь надо не вручную, а в стиральной машинке. Помимо старых добрых марлевых тряпочек есть также новая модификация – непромокаемые трусики с хлопковыми вкладками, которые можно менять и стирать по мере необходимости. Ну и надо поскорее приучать чадо к горшку.

Та же история с влажными салфетками и одноразовыми пеленками. А еще есть баночки от детского питания и смесей, которые хорошо было бы сдавать в пункты приема вторсырья, пакетированный сок, от которого правильнее отказаться, и множество других детских мелочей, над экологической опасностью которых мамы обычные даже не задумываются.

В эко – только девушки

Фото с сайта seasons-project.ru

Философия zero waste сложна и многогранна, и многие из ее последователей трактуют ее по-разному. Кто-то решается лишь на сортировку отходов и отказ от пластиковой упаковки. И это, как говорят опытные экологи, уже немало – ругать себя за то, что не делаешь всего возможного, а делаешь лишь малое, но необходимое, точно не стоит.

А кто-то идет по радикальному пути, фактически пытаясь свести свою жизнь к стандартам, по которым жили несколько веков назад. Здесь и отказ от транспортных средств, кроме пеших путешествий и велосипедов, и выбор в пользу фермерских продуктов с полным отказом от посещения магазинов крупных торговых сетей. Случается даже переезд за город – лишь бы была возможность иметь собственную компостную кучу и печку, в которой легко сжигать картон и бумагу.

Точного ответа на вопрос, смогут ли зировейстеры однажды спасти планету от мусорной катастрофы, конечно же, нет. Вряд ли сегодня люди готовы все как один перейти обратно на марлевые подгузники, отказаться от туши и кремов, перестать покупать бутилированную воду и пить кофе только дома.

Но и эко-сознательных граждан становится все больше, причем география их проживания чрезвычайно широка, под тегом #нольотходов свои посты пишут девушки из Санкт-Петербурга, Москвы, Сергиева Посада, Казани, Нижнего Новгорода и других городов. Пока что в основном девушки. Но молодые люди обещают подтянуться.

Запись Зировейстеры закапывают ночью впервые появилась Милосердие.ru.

Этот мир – не курорт, но детям нужно говорить правду

Фото с сайта pinterest.ru

Новости о жестоком отношении так называемых обычных граждан, в том числе и детей к инвалидам и бездомным появляются с печальной регулярностью. «Взрослый человек избил подростка, имеющего проблемы с речью», «Девятилетний мальчик и его друг заживо сожгли бездомного мужчину» – подобные сообщения пугают общественность, но звучат они на фоне хоть и не столь агрессивного, но все же сопротивления этой самой общественности там, где речь идет об интеграции социально исключенных людей в общество.

Причина этого сопротивления, как и отдельных вспышек откровенной агрессии – страх. Из-за этого страха некоторые отказываются даже от собственных детей, если у тех обнаруживаются серьезные нарушения в развитии – так дети попадают в систему полузакрытых государственных учреждений, из которой им потом так непросто выбраться.

Каковы причины самого этого страха? В первую очередь искаженное представление о той реальности, в которой мы все находимся. Современная городская, да, вероятно, и не только городская жизнь устроена так, что позволяет «нормальным» людям очень мало соприкасаться с «ненормальными», кто бы они ни были.

Обыватель уверен в том, что проблемы «ненормальных» должны решаться где-то вне его обычной среды обитания.

Обыватель, как правило, крайне мало знает о настоящей жизни социально исключенных людей и оперирует создавшимися у него в голове «мифами», основанными на… страхах перед чем-то внешним по отношению к его миру.

Именно поэтому якобы опасно устраивать приюты и другую инфраструктуру для бездомных в черте города, ведь «все бомжи – алкоголики, заразные, сами хотят так жить», а расформировать систему психоневрологических интернатов – это «выпустить всех психов на наши улицы».

Страх порождает страх, и разрушить этот порочный круг можно, давая людям правдивую информацию. Причем желательно правду об этом мире говорить людям с детства.

С какого возраста и в какой форме – это пусть решают специалисты, но в любом случае к моменту достижения совершеннолетия человек должен уже знать простую истину о том, например, что люди даже с самыми тяжелыми и множественными нарушениями развития – не какие-то там «особые» (как сейчас принято говорить, якобы содействуя интеграции, а на самом деле затрудняя ее очередной языковой путаницей), а самые обычные люди, просто страдающие теми или иными болезнями, иногда врожденными.

Лучше человеку еще в нежном детстве, в школе узнать и принять тот факт, что в этом мире во все времена часть людей рождаются тяжело больными, а часть людей такими становятся.

Правда в том, что родиться человек с множественными нарушениями развития может в любой семье, что стать инвалидом может тоже любой, да и от бездомности не застрахован никто, и лишь малая часть бездомных живет так потому, что хочет так жить, и эта малая часть – люди с психическими отклонениями, опять-таки больные.

Хорошо, если об этом будут говорить в семьях, если та или иная помощь пока еще социально исключенным людям будет нормой именно в семье. Но об этом должны говорить в том числе в школах и не раз в году на каком-нибудь необязательном собрании, а регулярно проводить уроки, посвященные тем или иным социальным проблемам.

Тогда будет куда меньше проблем и с инклюзивным образованием инвалидов в тех случаях, когда оно нужно.

Этот мир – не курорт, но если человеческое сообщество претендует на нормальность, на человечность, то слабые в нем имеют ровно те же права, что и сильные.

Дети должны знать правду, иначе они рискуют вырасти социал-дарвинистами и превратить даже нынешний вариант социума в реальные джунгли.

Донести до взрослых людей эту самую правду гораздо сложнее – страх стал слишком привычным. История с попыткой открыть в Москве прачечную для бездомных показательна.

Конечно, и благотворители допустили ошибки, но жители района, где предполагалось эту прачечную открыть, оказались невосприимчивы к правде о том, что городское пространство принадлежит людям бездомным в точности так же, как и «домашним».

Казалось бы, логика простая: не нравится тебе неприятный запах, не мешай делать так, чтобы люди могли от него избавиться. А лучше помоги. Хотя бы не мешай. Но для обуреваемых фобиями людей эта логика не работает. Однако там, где фобии не так основательно овладевают умами людей, можно увидеть примеры, способные эти фобии разрушить. Главное – захотеть увидеть.

В Санкт-Петербурге, где уже более 20 лет работает та самая благотворительная общественная организация «Ночлежка», которая собиралась открыть московскую прачечную, приют на 52 человека существует тоже уже давно. В этом же здании или рядом расположены и другие службы «Ночлежки», а прачечная, где нуждающиеся могут постирать одежду бесплатно, тоже неподалеку. И всё это… в непосредственной близости от жилых домов.

Никаких массовых протестов жителей этих домов не было. По словам директора «Ночлежки» Григория Свердлина, было некоторое недовольство, когда приют только начинал свою работу, а потом жители домов убедились, что с появлением в их районе приюта и консультационной службы «Ночлежки» порядка стало даже больше, ведь как и любая нормальная организация, работающая с людьми, попавшими в кризисные ситуации, она за этим порядком и следит.

Посетители «Ночлежки», например, хорошо знают, что там запрещен алкоголь, поэтому пьяные туда просто не приходят. А в случае возникновения каких-то нежелательных инцидентов сотрудники «Ночлежки» сами вызовут полицию. Так что когда в том же районе появилась еще и прачечная для бездомных, уже никто не возражал.

Фото с сайта wikipedia.org

А если человек с детства будет знать правду как о причинах бездомности в современном обществе, так и о том, каковы бездомные на самом деле, подобные инициативы уже не будут вызывать у него страх.

Почему бы не рассказать детям о «черных риэлторах», о трудовых мигрантах, которых обманывают недобросовестные работодатели или обворовывают криминальные элементы, порой используя те или иные одурманивающие вещества? Почему бы, говоря о ценности семьи, не рассказать и том, что бывает, когда эта ценность утрачивается, в частности, про то, как кого-то на улице оставили биологические родственники?

Почему бы не рассказать детям и о психических расстройствах, которые могут быть как причинами бездомности, так и их следствием, например, о том, что изменения в психике у человека наступают в среднем после полугода жизни на улице, а средний стаж уличной бездомности в России составляет 6-7 лет?

Вы скажете, что это может травмировать детскую психику? Так скорее будет травмирована психика неподготовленного к тем или иным проблемам взрослого, чем ребенка, которому правда о мире, в котором он живет, будет поведана в корректной форме.

Кстати, о психических расстройствах. Почему бы не рассказать детям о том, что хотя учреждение и называется психоневрологическим интернатом, далеко не все в нем проживающие – люди именно с психиатрическими проблемами?

Пусть дети знают и о различных врожденных заболеваниях, приводящих к инвалидности, и о вторичной инвалидицзации (когда у человека появляются дополнительные нарушения из-за отсутствия необходимых развивающих занятий), и о том, что многие жители интернатов могут после некоторого обучения жить и вовсе самостоятельно (а почему продолжают жить в ПНИ – отдельный вопрос), и о том, что на самом деле большинство даже самых тяжелых подопечных ПНИ могут жить совсем в других условиях, но для этого нужно реформировать всю систему, созданную еще в советское время.

В конце концов, вся эта информация способна не только сподвигнуть человека добрее относиться к уже живущим на одной с ним земле более слабым себе подобным, но и сделать его более подготовленным на тот случай, если вдруг впоследствии у него самого родится тяжело больной ребенок.

Я знаю, что говорю: аббревиатуру ДЦП я впервые услышал, когда мне был 21 год, когда родился мой сын. Мы не сдали его на попечение государства (хотя нам и предлагали это различные медицинские работники), но хорошо помню шок, который вызвало у нас известие о таком диагнозе нашего ребенка.

Понимаю, как в состоянии шока некоторые родители по своей воле или под давлением медиков оставляют таких детей в домах малютки.

С людьми надо говорить по возможности мягко, хоть с детьми, хоть со взрослыми. Людей надо жалеть. Но говорить им нужно правду. И лучше раньше.

Школьный курс можно было бы назвать курсом социального реализма, если бы это словосочетание не было бы дискредитировано официальным искусством советского периода. Но, может быть, наоборот, так мы смогли бы и давно известным словам придать иной, позитивный смысл? Под старым названием может появиться, как принято нынче говорить, новый тренд: «уроки социального реализма».

Запись Этот мир – не курорт, но детям нужно говорить правду впервые появилась Милосердие.ru.

Сербский Патриарх Павел: свой среди своих

Когда Сербский патриарх Павел (1914-2009) умер, с ним пришло проститься более миллиона человек. Такие похороны были первыми в истории Сербии.

Он стал Патриархом в 1990 году, когда начинался распад Югославии, а дальше — война, кризис политический, экономический, моральный. Такие были времена, что никому не угодишь, и в Церкви было немало несогласных с его «мирной» позицией.

И все же многие при жизни считали его святым. В официальных источниках о патриархе Павле теперь пишут: «Был известен своим аскетическим и нестяжательным образом жизни, не имел личного транспорта, отказывался от материальных благ и пожертвований». Для «большого начальника» в наше время – это, и правда, святость.

Среди людей

Поп на «Мерседесе»

Жители Белграда часто встречали патриарха Павла на улице, в трамвае, в автобусе. Однажды, когда он поднимался вверх по улице короля Петра, где находится Патриархия, один известный священник одного из самых богатых белградских храмов догнал его на новейшем «мерседесе», остановился, вышел и обратился к патриарху:
– Ваше Святейшество, позвольте я подвезу вас! Только скажите, куда нужно…
Патриарх, не желая ему отказать, сел в машину, а как только машина тронулась, разглядев роскошный салон, спросил:
– А, скажи мне отче, чья же это машина?
– Моя, Ваше Святейшество! – радостно ответил протоиерей.
– Остановитесь! – потребовал патриарх Павел.
Вышел, перекрестился и сказал священнику:
– Бог Вам в помощь! И пошел своей дорогой.

«Смотрите, Патриарх!»

Однажды, когда патриарх Павел возвращался на трамвае в Патриархию, случилось невероятное. В переполненном трамвае, ехавшем к главному городскому вокзалу, кто-то воскликнул: «Смотрите, Патриарх!» и стал пробиваться к нему под благословение. За ним двинулись и другие, началась давка.

Тогда водитель остановил трамвай и потребовал, чтобы все, кроме патриарха, вышли на улицу. Оставив открытыми только одни двери, сказал: «А теперь по одному…» Люди построились и так, по одному, подошли под благословение.

Кому не страшны полуголые

В Патриархии часто вспоминают один разговор между патриархом и дьяконом (который всюду его сопровождал) перед отъездом на службу в церковь на Бановом холме.
– Как поедем, на машине? – спросил диакон, «подсказывая» ответ.
– На автобусе! – решительно ответил патриарх.
А день обещал быть жарким. Дьякону страшно не хотелось ехать городским транспортом.
– Далеко, в автобусе душно, давка…- старался уговорить патриарха дьякон.
– Поехали! – кратко и твердо отвечал Его святейшество, уже шагая вперед, решительно, со звоном, ударяя жезлом по асфальту.
– Но… – семеня за ним, находчивый дьякон выдвинул новый, как ему казалось неопровержимый аргумент – Ваше Святейшество, лето, многие идут купаться на Аду Циганлию (белградский пляж), в автобусах полно полуголых людей…не удобно..
Патриарх на минуту остановился, повернулся к своему помощнику и сказал:
– Знаете, отче, каждый видит то, что хочет!

Ваше «светлейшество»

Один из самых известных сербских фоторепортеров Вицан Вицанович пришел, чтобы сфотографировать патриарха для своего журнала.
Но, будучи атеистом, он не знал точно, как надлежит обратиться к патриарху. В ходе съемки, желая объяснить, как нужно встать, чтобы получился хороший снимок, он сказал:
– Ваше светлейшество…..
На что патриарх спросил:
– Если я сам светлейшество, то зачем тебе вспышка?

Мантия патриарха

Патриарх Павел имел только одну мантию. Сестра Агица, которую он часто навещал, подшучивала над ним: «Что ты за патриарх, когда у тебя всего одна мантия?» На что патриарх отвечал: «Не могу же носить одновременно две!»

Лучшие люди в Белграде

Один гуляка, любивший коротать время в ресторанчике «Знак вопроса», что напротив Патриархии, как только видел, что патриарх Павел идет мимо, всякий раз бежал за благословением. И однажды, заикаясь сказал:
– Ваше Святейшество, мы с тобой лучшие люди в этом Белграде!
Патриарх, видя, что тот не вполне твердо стоит на ногах, ответил:
– Да, твоя правда, но видит Бог, когда напьемся, то становимся хуже всех.
Конечно, патриарх не пил. Просто умел выразиться так, чтобы, словно беря на себя часть греха этого человека, его не осудить, а предостеречь.

Когда дети мокнут

Однажды в военные годы, увидев из окна своей комнаты в Патриаршей резиденции, как на улице мокнет под дождем группа беженцев, он спустился вниз, открыл большие дубовые ворота и пригласил всех войти внутрь. На замечания своих  сотрудников, что так мог войти и кто-нибудь «неблагонамеренный», он простодушно ответил: «А как я могу спать наверху, в тепле, когда здесь дети мокнут на улице?»

Ждал под дверью

Снежана Милкович, внучка родного брата Патриарха, вспоминала: «Однажды моя покойная мама лежала в больнице, мы с патриархом Павлом пришли раньше и нас не пускали. Я хотели пойти и сказать – «Знаете ли вы, кто с нами пришел?», но Патриарх остановил меня. «Нет, нет. Как же мы будем исполнять большее, если малого не можем исполнить?» И терпеливо ждал два часа, пока нас пустили».

Слова Патриарха

Что зависит только от нас

Патриарх Павел говорил: «Мы знаем, что никто нас не спрашивал, хотим ли мы родиться или нет, хотим ли от этих или других родителей, в этом или ином народе, в той или другой духовной обстановке. Но будем ли мы жить и поступать по-человечески, это, верьте, зависит только от нас.

Я не знаю, было ли так важно для святых апостолов, кто из них будет сидеть рядом с Иудой, а кто не будет, однако знаю, что для них было важно, кто станет Иудой, а кто нет. Принцип этот должен быть важен и для меня, и для вас, а с кем рядом будем мы сидеть в трамвае, у нас не всегда есть возможность выбирать. Но кем будем мы сами, людьми или нелюдями, зависит от каждого из нас».

Как быть овцами среди волков

«Овцам выжить среди волков очень трудно, но возможно, и Господь говорит нам, каким образом мы можем среди волков остаться и выжить, как овцы Его: будьте мудры как змеи и беззлобны словно голуби. Мудрость не даст нам стать добычей, чтобы волки разорвали нас, то есть, чтобы враги нас не сделали бездеятельными. Незлобие и доброта сохранят нас и не дадут самим стать волками».

Про отношения с Богом

«Молитва и  есть наш разговор с Богом, с нашим Отцом Небесным. В Евангелии говорится, что Христос, Сын Божий, уединялся и молился. Это был разговор Сына с Отцом. Бог разговаривает с нами через Св. Писание, а мы должны отвечать Ему в молитве.

Иначе что это за отношения, что за семья, в которой сыну нечего сказать своему Отцу?»

Милостыня

«Без милостыни и сострадания к другим мы не сможем спастись потому, что мы все, человечество — единое тело».

Гордость

«Гордый человек искренне считает, что Бог ему должен, а не наоборот».

Что главное

«Есть возможное, есть невозможное, и есть то, что ты должен. Чувство долга и его исполнение – вот главное».

«Господи, почему так?»

«Малодушие свойственно людям. Но оглядываясь назад, понимаешь, что и неудачи и скорби имеют смысл. Вот, помню, как-то я шел пешком в монастырь; дорога долгая, дождь льет, зонта нет, под ногами глина мокрая, липкая, едва удается ноги передвигать. Думаю: «Господи, почему же так? Я ведь не в кабак иду, что же происходит?» А потом говорю себе: «А где же моя выдержка?» Все устраивается, если умеешь терпеть и доверяешь Богу».

Внутреннее состояние отражается на других

«В добродетели нужно расти непрестанно, нужно достичь порога – «не могу грешить». Это глубинный внутренний процесс, конечно, передается и вовне.

Вот иногда человек просто мимо пройдет, а вам как-то легче, теплее, а почему – не знаете. И, наоборот, рядом с другим вам вдруг не по себе. Так люди «сигналят» друг другу о своем внутреннем. Можно приободриться, а можно заразиться.

После физической смерти существуют степени блаженства. Для роста человека в Боге, добре — нет преград».

Исповедь – возвращение к себе самому

«Исповедь – это покаянное чувство блудного сына, покинувшего отца, нарушившего Его волю, спешащего вернуться к Нему, что значит, и к себе самому.

В раннехристианской Церкви исповедь была публичной, затем ее отменили, чтобы не смущать детей и новоначальных. Очень трудно в присутствии другого признаться в своих проступках. Покаяние, по-гречески «метанойя», – изменение ума, а епитимья – не наказание, а лекарство».

Секрет спокойствия

«Некоторые люди считают, что их обязательно должны послушаться, они хотят быть в центре всего. Родители часто перебарщивают и требуют послушания от своих уже взрослых детей. Унижать нас может кто угодно, но унизить – никто, кроме нас самих, наших дел и поступков, не может».

Односторонность

«Как бы это выглядело, когда бы мы сказали: не надо беспокоиться о теле, о  земном, но только о душе и о Царствии Небесном?! Это… была бы односторонность. Этого мы должны беречься. Человек — это и тело, но и душа. Человек, он и земной, и небесный. Важно только не забыть о душе, заботясь лишь о теле».

Высший разум — личность

«Там, где существует высший разум, существует и личность, которой этот разум принадлежит. Так же как личность не существует без разума, так и разум не может существовать без личности. Ни любовь, ни ненависть не могут существовать вне личности. Для меня «высший разум» – Божий разум».

Кто это — народ Божий?

«Всегда, а особенно сейчас, мы должны помнить, что только с тем, что в нас лучшее и в согласии друг с другом мы сохранимся не просто как биологический вид, но как народ Божий. Дело вовсе не в национальности».

Рождение и смерть

«Когда человек рождается – весь мир радуется, и только сам младенец плачет. Но жить нужно так, чтобы, когда человек умрет, весь мир плакал – и только он радовался!»

При подготовке статьи использованы материалы книги Йована Янича «Будем людьми»

В коллажах использованы фотографии с сайтов iconandlight.wordpress.com, otacmilic.com, zadrugata.com

Запись Сербский Патриарх Павел: свой среди своих впервые появилась Милосердие.ru.

Полина Филиппова: «Родительские организации — колоссальный ресурс»

Исполнительный директор БФ «Абсолют-Помощь» Полина Филиппова

Благотворительный фонд «Абсолют-помощь» учрежден 16 лет назад Инвестиционной группой «Абсолют». Начинал с адресных сборов тяжелобольным детям, сейчас в активе фонда 8 программ, от ранней помощи, реабилитации и социализации до конкурса социальных проектов по развитию системной поддержки особых детей в Мособласти.

В 2014 году фонд открыл в поселке Райсеменовское Московской области инклюзивную школу-интернат «Абсолют» на 130 детей с ограниченными возможностями здоровья – она задумывается как платформа тестирования лучших практик, в будущем их можно будет тиражировать на всю страну.

Годовой бюджет фонда – 250 млн рублей, из них 90 млн рублей вкладывается в школу, остальное идет на поддержку партнеров-НКО в сфере ранней помощи.

В мае 2018 года новым исполнительным директором фонда стала Полина Филиппова, одна из опытнейших управленцев некоммерческого сектора. При ее участии фонд поставил себе задачу стать хедлайнером системных изменений в регионе.

О ПНИ как об угрозе и стимуле

Кандидаты в приемные родители вместе с воспитанницами одного из детских домов. Фото: Владимир Песня / РИА Новости

— Наш фонд работает с детьми, оказавшимися в сложной жизненной ситуации. Часто друг на друга накладываются две категории: дети-сироты и дети, столкнувшиеся с серьезными проблемами со здоровьем – поражения центральной нервной системы, ДЦП, психоневрологические заболевания, генетические нарушения (синдром Дауна и другие).

Сегодня, слава Богу, все меньше детей живут в интернатах и все больше — в приемных семьях. Развивается система профессионального родительства. Фостерная, замещающая семья – новое явление в нашей жизни, и с ним пришло немало вызовов. У нас в стране за почти 30 лет работы некоммерческого сектора сформировался целый ряд сильных НКО — качество их проектов по социализации детей-сирот и детей с особенностями развития отвечает лучшим мировым стандартам. Усилиями сектора система ранней помощи внедряется на уровне государства. Насколько хорошо — другой вопрос, но начало положено. Появились, худо-бедно, ростки инклюзивного образования.

Но этого недостаточно. Очень не хватает служб по трудоустройству. Термин «наставничество» звучит повсюду, а на деле единицы среди НКО, например, замечательная организация «Перспективы» могут похвастаться, что успешно трудоустраивают выпускников интернатов и детей с особенностями развития. Сопровождаемого проживания в стране почти нет – я знаю только один положительный опыт, «Центр лечебной педагогики и дифференцированного обучения» в Псковской области.

Между тем, они остро необходимы. Если ребенок, даже воспитываясь в семье, не сможет, в силу ограничений здоровья, полностью интегрироваться в социум, получить аттестат и доказать возможность самостоятельного проживания, единственная перспектива для него или для нее – ПНИ. От одного этого слова становится нехорошо.

О том, как создать будущее для ребенка

Занятия в коррекционной школе для детей с нарушение зрения. Фото: Александр Кондратюк / РИА Новости

— Мы проанализировали всю линейку проектов в стране для детей и подростков от 0 до 18 лет. Есть НКО, которые могут предложить родителям особенного ребенка высококвалифицированные, подробные консультации. Приезжает мама, допустим, из города Устюга, в Центр лечебной педагогики и ей говорят: у вашего ребеночка такие-то проблемы, нужно развивать речь, двигательные функции, навыки социализации. А в городе Устюге, как в большинстве городов России, кроме Москвы, Питера и городов-миллионников, нет ни одного необходимого сервиса. И что делать маме? В лучшем случае, в городе есть сильная родительская организация, работает центр ранней помощи, но – до трех, до семи лет. Нет ни инклюзивных групп в детском саду, ни инклюзивных школ или хотя бы проектов по терапии, чтобы помочь ребенку нормально развиваться.

Московская область, к нашему изумлению, тоже не впереди планеты, прямо скажем. Нам показалось логичным выстроить в нашей школе модель, которую можно тиражировать в другие регионы и совершенствовать на местах. Но сначала нужно создать всю систему проектов по маршрутизации, от рождения до совершеннолетия. Мы ищем готовые сервисы или создаем их с нуля при участии лучших НКО, специалистов и родительских организаций Мособласти.

О том, почему с матерью не всегда хорошо

Фото: Александр Алпаткин / РИА Новости

— Первая точка маршрута – профилактика отказов при рождении особенного ребенка. Часто именно в этот момент помощь женщине и ее семье нужнее всего. Поддержать, объяснить, что все не так страшно, у ребенка есть перспективы развития, возможности – все это имеет смысл, только если мы на практике создаем такие возможности. Сейчас у нас заработал совместный проект по профилактике отказов в подмосковных Серпухове и Чехове с фондом «Волонтеры в помощь детям-сиротам». Фонд занимается профилактикой отказов уже много лет, у них хорошие показатели, открыт приют «Теплый дом» для несовершеннолетних девочек, ставших матерями, где им с новорожденными помогают пережить кризис. Нам важно, что мы разделяем одни ценности, говорим на одном языке. Точка зрения, что при любых обстоятельствах особый ребенок должен оставаться у кровной матери, при всей внешней привлекательности, не кажется нам продуманной и добросовестной. Если у матери (а отцов, к сожалению, в этой ситуации рядом с сыном или дочерью остается мало)  нет профессии, семьи, которая бы ее поддержала, ребенку с тяжелыми поражениями здоровья не будет с ней хорошо.

Алгоритм следующий. Мы приглашаем внешних специалистов (в основном сотрудников московских и питерских НКО), чтобы они передавали свой опыт местным психологам, соцработникам и волонтерам. Например, участники этого проекта в рамках тренинга будут ходить в роддома по сигналу об угрозе отказа, беседовать с женщинами. Через год, по окончании финансирования, мы надеемся, сервис заработает в этом районе уже их усилиями, а фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам» будут оказывать теоретическую супервизорскую поддержку. И так мы хотим двигаться по всему маршруту – от рождения до получения аттестата и трудоустройства.

Мы уже открыли центр ранней помощи в нашей школе, есть еще несколько проектов с другими НКО, они должны поддержать развитие ранней помощи у себя в районе. Дальше – инклюзивные группы в детских садах в непосредственной близости от нашей школы, и центры развития. Ищем там специалистов, кому интересно это направление и кто готов учиться.

Об инклюзии наоборот

Исполнительный директор БФ «Абсолют-Помощь» Полина Филиппова

— Фонд «Абсолют-помощь» пришел в школу, в которой у большинства детей оказались медицинские диагнозы – легкая умственная отсталость, задержка умственного развития и более серьезные состояния. Не у всех, но у некоторых ребят мы надеемся эти диагнозы со временем снять, но у кого-то они поставлены объективно. И даже дети без диагнозов, но с опытом нахождения в учреждении – детском доме, доме ребенка – все равно с особыми потребностями: они травмированны, и эта травма легко не проходит. Психотерапевты говорят, что уровень посттравматического расстройства у них такой же, как у солдат, вернувшихся с войны, или людей, переживших военный конфликт. Не проработав эту травму, дети не смогут двигаться дальше.

Поэтому мы внедряем много сервисов по психологической, социальной, юридической поддержке приемных семей. Любая кровная семья проходит через кризисы, и приемная тоже – это естественно и неизбежно. Например, недавно мы запустили проект по индивидуальному консультированию семей с Городком приемных детей в Серпуховском районе.

Важнейшая для нас тема – профподготовка детей. Устоявшийся перечень профессий очень маленький. Мальчик будет столяр или маляр, девочка – швея или тоже маляр. В Москве сейчас ситуация выравнивается, за счет бюджета города стартовал проект «Профессиональное обучение». Мы хотим стимулировать то же самое в Московской области – наши школьники будут получать профессии парикмахера, кинолога, дизайнера одежды – в зависимости от того, какие группы мы наберем. Это требует технических усилий, но мы рассчитываем зайти широко.

В целом мы хотим, чтобы наши дети получили качественное академическое образование, чтобы школа не была просто местом, где они проведут энное количество лет в красивом комфортном помещении. В этом смысле большую поддержку оказывают наши учредители и сотрудники-волонтеры корпорации. Например, благодаря развитой IT-экспертизе в компании у нас в школе появились занятия робототехникой и программированием.

О преодолении иждивенческого синдрома

Фото: Александр Уткин / РИА Новости

— Следующий элемент маршрута, сложный и критичный для будущего молодого человека – трудоустройство.  Дело не только в предрассудках работодателей, хотя, к сожалению, они есть, и СМИ часто педалируют архаичные страхи. Подростки с особенностями развития, главным образом выпускники интернатов, не очень понимают, как устроен мир за границами их учреждения. У них обычно неадекватная самооценка, заниженная или, наоборот, завышенная, и сильно выражен иждивенческий синдром – им все должны. Воспитание в интернатах это только подкрепляет. Погладить рубашку, почистить картошку, прийти вовремя, выполнить взятое на себя обязательство — огромная проблема.

Мы начали совместный с центром равных возможностей для детей-сирот «Вверх» проект по трудоустройству выпускников интернатных учреждений. В нем участвуют выпускники и нашей школы. Поставили себе дерзкую цель трудоустроить 50 выпускников. Успехом будем считать, если участник пройдет стажировку, ему предложат место по итогам и он или она продержится на работе минимум 3 месяца. В программе проекта – тренинги для ребят, как написать резюме, пройти собеседование, какие есть права и обязанности у работника и работодателя. Самое главное – у каждого участника будет наставник, он поможет пройти все этапы пути.

На уровне школы мы готовим учебное пособие и небольшой курс по базовым жизненно-бытовым вопросам – на что ты имеешь право, какие у тебя есть обязанности. Из-за того, что все проблемы за них решал интернат, подростки с опытом сиротства становятся первыми жертвами правонарушений, например, при получении квартир, и они же зачастую легко превращаются в правонарушителей, так как не осознают меру своей ответственности перед обществом. Если курс окажется эффективным, будем предлагать его другим школам и детским учреждениям.

С фондом «Старость в радость» мы готовим важный волонтерский проект – хотим, чтобы наши дети, которые привыкли ощущать себя объектом помощи, почувствовали, что тоже обладают ресурсом помогать и не только им в жизни приходится тяжело.

О силе родительской любви

Фото: Александр Кондратюк / РИА Новости

— Российское законодательство далеко продвинулось в отношении помощи людям с особыми потребностями, но многие юридические нормы все еще нужно адаптировать под лучшие международные практики – они должны соответствовать Конвенции о правах инвалидов, которую подписала наша страна. Со своей стороны фонд финансово поддерживает родительские и некоммерческие организации с успешным опытом совершенствования законодательства.

Я очень верю в силу родительских организаций, это колоссальный ресурс. Родителям нечего терять, они отстаивают права своих детей, и к ним прислушиваются. У меня на глазах несколько лет назад усилиями родительских организаций был изменен закон о здравоохранении – если бы ни они, орфанные заболевания вообще не включили бы в перечень поддерживаемых государством. Поэтому мы им помогаем.

Прежде всего, фонд планирует распространять юридические знания. Еще недавно в России признавалось только два статуса: дееспособный – недееспособный, между ними отсутствовала шкала других состояний. Но если человек адекватно функционирует, у него должно быть частичное право совершать акты купли-продажи, например, квартиры, устраиваться на работу, другие права. Такой закон, об ограниченной дееспособности, принят в России уже больше пяти лет назад, но даже судьи и юристы о нем чаще всего не знают. Мы сейчас обсуждаем с НКО и юридическими некоммерческими центрами, как можно внедрять эти знания в жизнь.

Острейшая тема – закон о распределенной опеке. Фонд помогает НКО в этой сфере, оплачиваем высококвалифицированных юристов, информационное продвижение в обществе.

О повышении родительских компетенций

Фото: Александр Кондратюк / РИА Новости

— Желание во что бы то ни стало вылечить ребенка, найти волшебную таблетку или доктора, по-человечески очень понятно и вызывает только сочувствие. Самому стать реабилитологом своему ребенку, осознать, что ему нужен индивидуальный подход и социализация, работа с комплексом специалистов – психологом, неврологом, эрготерапевтом, физиотерапевтом, гораздо сложнее, но это самый надежный, признанный во всем мире путь. К сожалению, осознание часто приходит поздно, когда уже наломано много дров и причинен вред.

Поэтому мы хотим запустить серию тренингов по повышению компетенций для родителей и специалистов помогающих профессий вместе с опытнейшими некоммерческими организациями, ЦЛП, «Перспективы», «Пространство общения». Очень рады поддержать Центр по реабилитации детей с ДЦИ при Марфо-Мариинской обители милосердия. В России пока немного организаций по ДЦП с такой же серьезной экспертизой, как у них.

О маленьких сервисах

Исполнительный директор БФ «Абсолют-Помощь» Полина Филиппова

— Мы сейчас активно ищем на юге Московской области организации, с которыми могли бы внедрять намеченную нами программу проектов маршрутизации. Как правило, все начинается с двух-трех мам – они объединяются вокруг конкретной задачи, например, хотят создать для своих детей с особыми потребностями группу в детском саду, продленку или развивающий центр. Эти женщины страшно перегружены, поэтому есть и огромный запрос на центры передышки, где мама может оставить ребенка даже с тяжелыми множественными нарушениями развития и немного передохнуть, заняться другими делами, зная, что он под присмотром.

Фонд подключается, и, в зависимости от запроса родителей, мы знакомим их с профильной НКО и финансируем проект через эту НКО – она будет передавать им опыт и помогать. Так маленькие сервисы возникают по мере взросления детей, прокладывают маршрут, и для многих родителей некоммерческая деятельность становится новой профессией. Это очень хорошо.

О выборе партнеров

Фото: Андрей Рудаков / РИА Новости

— Мы отбираем НКО для сотрудничества на конкурсной основе. Только что прошел один конкурс, будет еще несколько. Теоретически конкурс для организаций, готовых перенести свой опыт в нашу Московскую область. Критерии: признанные методы работы, использование передовых практик, но не в смысле экспериментальных, а в смысле проверенных. Готовность доказать эффективность своей работы цифрами. Вопрос полной финансовой, юридической и прочей прозрачности даже не обсуждается – без этого не начнем разговор, будь проект хоть трижды замечательный. Понимание целей и задач фонда. Мы должны совпадать по ценностям. Фонд поддерживает только проекты на основе доказательной медицины, соответствующие международным стандартам. Например, мы не будем работать с центром, где ребенку с ДЦП в процессе реабилитации причиняют боль.

В экспертном совете конкурса 6 специалистов, у каждого минимум 20 лет опыта – 2 работают с проектами для детей с особенностями развития, 2 занимаются инклюзивным образованием для особых детей, 2 человека – эксперты по детям-сиротам из Российской академии образования и еще мы пригласила медика, так как среди участников конкурса было несколько медицинских проектов и нам хотелось получить мнение врача. Работу экспертов конкурса мы оплачиваем, это не про боно.

Часть партнеров мы пригласили вне конкурса – это признанные лидеры сектора, носители лушчего опыта в России: Институт раннего вмешательства в Петербурге, ЦЛП, «Перспективы», Центр «Вверх», «Большая перемена», «Волонтеры в помощь детям-сиротам» и другие.

О менеджере для каждой семьи

— Помимо «Траектории развития» у нас есть еще программа адресной помощи «Качество жизни». Через нее мы хотим внедрить комплексный медико-социальный подход – чтобы у каждой семьи с особым ребенком появился менеджер по всем возникающим вопросам. Он будет вести ребенка и помогать семье отстаивать права, будь то на ТСР, логопедическое развитие или что-то еще. Уже отобран ряд НКО, с ними мы начнем внедрять эту систему, остальных будем подключать на конкурсной основе.

Об обмене лучшими практиками

Исполнительный директор БФ «Абсолют-Помощь» Полина Филиппова

— С одной стороны, фонд активно накапливает собственную экспертизу, с другой – нам интересен лучший российский и мировой опыт. Я широко занимаюсь проектами по защите детства с 2004 года, и все равно каждый день узнаю что-то новое. Во многих вопросах для меня эксперты высочайшего мирового уровня — российские НКО, и я знаю, что западные коллеги их тоже очень уважают. Мы взаимодействуем с рядом британских организаций, например, лондонской школой для детей с аутизмом TreeHouse School. Они начинали с родительской организации и выросли из крохотного домика в передовой центр. Эффективные методики инклюзии в школах внедряет британская благотворительная организация Ambitious About Autism, еще один наш партнер. С интересом и восхищением слежу за работой фонда по борьбе с сиротством Джоан Роулинг Lumos.

Мы видим свою задачу в том, чтобы собирать ценный опыт, что называется, с миру по нитке – например, запускаем скайп-вебинары лучших российских экспертов для специалистов и родителей. При поддержке фонда Институт раннего вмешательства в Петербурге выложит в открытый доступ все накопленные за 20 лет работы публикации. Интересно, что больше всего баллов в нашем открытом конкурсе недавно набрал проект, который предлагает размещать на youtube обучающие видео для широкого круга зрителей — родителей, педиатров, других специалистов, чтобы повысить их знания.

Фото Полины Филипповой предоставлены Благотворительным фондом «Абсолют-Помощь»

Запись Полина Филиппова: «Родительские организации — колоссальный ресурс» впервые появилась Милосердие.ru.

Состоялось Собрание духовенства Северо-Восточного Московского викариатства

В среду, 14 ноября в господском доме усадьбы Свиблово состоялось Собрание духовенства Северо-Восточного Московского викариатства, которое возглавил архиепископ Егорьевский Матфей.

(далее…)

Архиепископ Матфей возглавил заседание Совета Северо-Восточного Московского викариатства

В среду, 14 ноября, в доме причта храма Живоначальной Троицы Патриаршего Подворья в Усадьбе Свиблово г. Москвы состоялось заседание Совета Северо-Восточного Московского викариатства. 

(далее…)