Проповедь протоиерея Георгия Климова в Неделю 21-ю по Пятидесятнице. Притча о Сеятеле. 29.10.2017

pachotaВсех вас с воскресным днем, дорогие братья и сестры! Сегодня за богослужением мы с вами слышали притчу о Сеятеле (см.: Лк. 8, 5-15). Как и любая притча, которую предлагает нам Господь, эта притча многопланова, содержит в себе множество смыслов.

На заре христианства преподобный Викентий Лиринский говорил, что Церковь как в некой сокровищнице хранит евангельское учение о Спасении. И мы можем сказать, что притча есть отражение этого учения и из нее верующий человек призывается черпать мудрость.

И все же притча о Сеятеле – исключительная притча: ее толкует Сам Господь по просьбе Своих учеников. И чем больше вчитывается в нее христианин, тем больший, глубиннейший смысл он для себя может открыть. Притча о Сеятеле, если мы уподобим ее ларцу с сокровищем, имеет не одно дно, и не два, и не три дна, а гораздо больше. Но часто применительно к верующим людям сбываются слова Христа о том, что мы, слушая, не слышим и, пытаясь разуметь, не разумеем. Может быть, самое простое, что мы из этой притчи можем почерпнуть, объясняет Сам Господь: сердце человека уподобляется земле, почве, в которую Сеятель бросает семя.

Эта притча исключительная:
Сам Господь толкует ее по просьбе учеников. Христос открывает нам: сердце человека уподобляется земле,
в которую Сеятель бросает семя.

У кого-то очень черствое сердце, подобное земле при дороге, которую вытоптали проходящие люди и животные. И семя падает в землю, но проникнуть вглубь не может никак, да еще и птицы склевывают семя – то благодатное слово, которое падает в сердце человека. У других сердце подобно каменистой почве – и семя не может пустить корни глубоко в землю, чтобы укрепиться, утвердиться и начать черпать живительную влагу. У третьих сердце подобно земле с сорняками. Почва-то неплохая, но поскольку сорняками никто не занимается, их не выпалывает, они настолько сильно и мощно растут, что заглушают пшеницу, не дают ей расти и плод приносить. И, наконец, сердце может быть подобно хорошему, ухоженному полю, в которое семя падает и приносит плод. Вот это, пожалуй, первое дно ларца.

А второе дно ларца будет, очевидно, такое: почва благодатная, хорошая, в которую падает зерно и прорастает, отличается от прочих видов почв (при дороге, с камнями и тернием) тем, что это земля вспаханная. На нее человек поставил плуг и вспахал ее. И, наверное, когда Господь эту притчу рассказывал, то среди слушающих были земледельцы, которые работали на поле, и они все хорошо понимали. А апостолы, будучи рыбаками, не очень поняли, о чем идет речь.

А третьим дном этой притчи выступает нечто сложное для нас, хотя пахарю оно будет понятно. Да, теоретически мы понимаем, что землю надо вспахать: поставить плуг, взбороздить и вспахать. Но только земледелец знает, как это тяжело. Он знает, что ему придется чуть ли не умирать на этой пахоте к концу одного дня, второго, третьего – сколько дней понадобится, чтобы вспахать эту землю? Пахарь будет падать от изнеможения, ветер его будет валить с ног, потому что он будет абсолютно обессиленный, ему потребуется крайнее, предельное напряжение физических сил, чтобы в итоге земля стала доброй.

Благодатная земля, в которую падает зерно и прорастает, это земля вспаханная. А работа пахаря требует предельного напряжения физических сил человека.

А почему для нас непонятна эта притча? Современный человек, живущий в цивилизованном обществе, вообще не знает, что такое напрягаться, что такое потеть, что такое падать от бессилия, когда ты трудишься, напрягая все свои физические силы. Кто из нас последний раз испытывал такое страшное напряжение? Да, пожалуй, никто. А если никто не испытывал, то как нам понять притчу о Сеятеле, о том, что землю нужно вспахать, если мы не знаем, что такое напрягаться физически? А это еще нужно уметь переложить на духовный аспект. И поэтому ничего нам в притче не открывается.

Сегодня мы слышали послание апостола Павла к Тимофею, где апостол говорит: по Божией заповеди, трудящемуся земледельцу первому должно вкусить от плодов (2 Тим. 2, 6). Вот если бы мы умели пахать и пахать в смысле духовном, то есть работать Богу, тогда, наверное, мы бы вкушали от плодов духовных, которые бы восхищали нас в Царство Небесное. А поскольку мы трудиться, напрягаться не умеем, то как труждающиеся вкушаем от плодов своих, которыми являются лень, безделье, нетрудолюбие, беспечность, теплохладность, скука, уныние, безразличие к тому, как жизнь наша дальше сложится. И притча для нас закрывается.

Но есть и четвертое дно у ларца. Пахарь знает о том, что он должен сделать работу в предельно краткие сроки, а иначе он может не успеть. Ему нельзя впасть в прострацию, пропустить начало работ – весну и лето, а осенью встать с бороною на землю. Если весной поле не будет вспахано и засеяно, летом на земле ничего не вырастет, а осенью не будет плода. Так ли относимся мы к духовной жизни? Все куда-то бежим, откладываем на потом и думаем, что где-то когда-то через 10, 20 лет, когда мы станем старенькими, вот тогда мы попашем, поработаем Тебе, Господи.

Пахарь должен сделать работу
в предельно краткие сроки, иначе земля в свое время не принесет плода. Но в духовной жизни мы откладываем работу Богу на потом.

Но есть еще и пятое дно у этой притчи, которое будет «домашним заданием» для нас. А может быть, есть даже шестое и седьмое дно, притча бездонна. И каждому из нас она говорит, буквально кричит: пора наконец заняться собой и так, как призывает Господь, начать пахать, вспахивать землю своего сердца. А с чего мы должны начать?

Конечно, мы говорим о самых простых заповедях Божиих. Святая Церковь призывает нас вставать на правило – читать утренние и вечерние молитвы. Разве они большие? Если их читать церковным читком, потребуется 10-15 минут утром и вечером. Церковь заповедует нам приходить в храм – это занимает 2 часа утром и столько же вечером. Разве это много? Конечно, много, если мы скажем, что окрадываем себя. Но если мы посмотрим, сколько времени мы тратим на безделье, которое делает нас расслабленными и теплохладными людьми, то ведь это будут не часы и не сутки, а месяцы и годы.

Почему же мы не дорожим тем временем, кратчайшими сроками, которые выделяет нам Господь? Не хотим, боимся трудностей? Это напряжение сил, к которому призывает Господь, неслучайно уподоблено тяжелейшей работе пахаря. Хорошее слово «пахать». Мы должны начать со своей воли, с простых мелочей, касающихся сподвижения нашей воли на добро. Самые простые заповеди нужно пытаться начинать исполнить. Если этого не сделать, то ни о каких сладких плодах, которые может вкусить труждающийся, говорить не придется.

Мы часто думаем, что наше сердце – добрая почва. Притча открывает: наше сердце есть и вытоптанная земля, и камни, и тернии, над которыми надо работать.

Притча о Сеятеле в плане духовном ставит все на свои места и открывает еще один важный смысл. Это и есть наше «домашнее задание». Пашущий знает: то, о чем говорит Господь, есть обычная земля. То есть когда он поставит плуг и начнет пахать, в одном месте поля будет утоптанная земля и ему нужно будет приложить много усилий, чтобы ее вспахать, в другом месте придется остановить плуг и вытянуть камни, в третьем – выдернуть с корнем и сжечь терние, чтобы земля стала хорошей.

Господь этой притчей открывает нам простую истину. Не ту истину, которой мы красуемся, вводя себя в заблуждение: мол, если мы поверили, то наше сердце уже есть добрая почва. Нет. Если мы поверили, то открыли для себя эту притчу: получили знание о том, что наше сердце есть и вытоптанная земля, и камни, и тернии. Дело за немногим – поставить плуг и начать пахать. Помощи Божией всем нам, дорогие братья и сестры.

Аминь!

Проповедь протоиерея Георгия Климова,
произнесенная в храме иконы Божией Матери 
«Нечаянная Радость» в Марьиной роще,
в Неделю 21-ю по Пятидесятнице,

29.10.2017

 

Дата последнего изменения: 04.11.2017