Проповедь протоиерея Георгия Климова в Неделю 3-ю по Пасхе, святых жен-мироносиц. 30.04.2017

mironosicyХристос Воскресе! Дорогие братья и сестры, всех вас поздравляем с воскресным днем, в который мы чествуем жен-мироносиц, а также святых праведных Иосифа Аримафейского и Никодима. Вчитываясь в евангельское повествование (см.: Мк. 15, 43-47, 16, 1-8), мы должны признать, что сегодняшний день – это праздник мужества и любви. 

Потому что в самый страшный момент, когда злоба человеческая против Богочеловека, против ближайших учеников Господа выходила за рамки возможного, нашлись те, кто силой сердечной любви засвидетельствовали непоколебимое мужество, не побоялись ни смерти, ни позора, ни всего того, что так часто боится человек.

Мы читаем в Евангелии о праведном Иосифе Аримафейском, советнике, имеющем высокое положение в израильском обществе, пользующемся большим почетом у народа. Он был небедным человеком, поскольку имел на Голгофе новый гроб, что стоило немало денег. Этот тайный ученик Христов, до времени скрывавшийся, в тот момент, когда прочие ученики разбежались, как овцы, не имеющие пастыря, как трусливые зайцы, выходит вперед. Он перед глазами синедриона, на виду у улюлюкающей, ненавидящей Христа толпы идет к жестокосердному Пилату и просит дать ему Тело Иисусово. И прокуратор, удостоверившийся, что Христос уже умер, отдает Пречистое Тело. И вот тогда Иосиф Аримафейский перед глазами разъяренной толпы, которая теперь ненавидит и его, Иосифа, подходит к Кресту и снимает Тело Господа. Он обвивает Тело чистой плащаницей и полагает в новый гроб, который купил когда-то для себя. А это значит, что все самое лучшее, что человек может дать Господу, он отдает – душу свою и сердце. Отвергая абсолютно все, что когда-то его держало в страхе – почести, славу, богатство, понимая, что он тоже теперь будет изгоем, он отдает все для любимого Господа. В Евангелии от Иоанна мы читаем также о Никодиме, члене синедриона, который тоже был тайным учеником Христа и принес состав из смирны и алоя, чтобы совершить погребение (см.: Ин. 19, 39).

Все самое лучшее, что человек может дать Господу, Иосиф отдает – свою душу и сердце, отвергая все, что его держало
в страхе – почести, богатство, славу, понимая, что будет изгоем.

То же самое мужество проявили святые жены-мироносицы. Апостолов, ближайших учеников близко не было у Креста, а женщины находились недалеко и наблюдали, как все совершалось. Казалось бы, женщины – хрупкие существа. Но они стоят и не двигаются с места, несмотря на устрашающие угрозы, которые, наверное, раздавались и в их адрес. И то, что мы сегодня их прославляем именно как мироносиц – тех, кто несет на гроб миро, чтобы помазать драгоценное Тело мертвеца, Его плоть, тоже о многом свидетельствует.

Да, конечно, жены-мироносицы идут для того, чтобы погребсти Тело Иисуса. Они не верят в то, что Он сможет быть живым, не знают еще, что такое воскреснуть из мертвых. Но свою любовь к Нему они способны выразить именно в этом миропомазании. Во-первых, само по себе миро, которое они несут, драгоценно, оно стоило баснословных по тем временам денег. Во-вторых, они знают, что у гроба поставлена стража – воины, охраняющие гроб, не посчитались бы с тем, что ко гробу подошли женщины, они убили бы их на месте. В-третьих, они знают, что гроб завален огромным камнем, который был велий зело (Мк. 16, 4), как говорит Священное Писание. И жены-мироносицы говорят между собой: Кто отвалит нам камень от двери гроба? (Мк. 16, 3). Этот камень действительно был для них в каком-то смысле камнем преткновения, потому что в древности вход во гроб, то есть в пещеру, где лежало тело умершего, заваливался большим камнем, который входил в него как распорка. И достать, вытащить этот камень представлялось практически невозможным, это было непросто сделать даже нескольким дюжим мужчинам.

Понимая невозможность осуществить свой замысел, жены-мироносицы идут на гроб, потому что не могут поступить иначе, и награждаются за это величайшим известием о Воскресении Христовом.

При всем понимании невозможности осуществить свой замысел жены-мироносицы идут на гроб, потому что не могут сидеть дома. И мы можем только догадываться, как они провели ночь – в слезах, рыданиях, молитвах. И вот они идут и награждаются за это величайшим известием о Воскресении Христовом, которое их ошеломляет. С одной стороны, неизреченная радость, с другой стороны, полученное откровение настолько захлестывают их мощнейшей волной света и радости, что они испытывают благоговейный ужас, страх и трепет, они боятся сказать кому-то о том, что узнали.

Святая Церковь, конечно, неслучайно сегодня повествует нам об этом важнейшем событии в истории не только израильского народа, но и всего человечества. Церковь показывает нам, какими мы должны быть любящими Господа, ревностными, мужественными, жертвенными, способными ради Христа пойти даже на то, чтобы погибнуть, но совершить обряд, который нам подсказывает сделать наше любящее сердце.

Сегодняшний праздник символичен, и святые толкователи, говоря о символике, многое нам открывают о нас самих. Во-первых, гроб, в котором находится Христос, символизирует сердце крещеного человека, который когда-то давал обеты жить святой, праведной, светлой жизнью, но своими грехами, страстями, самостью, злом умертвил Христа, живущего в сердце. И вот, израненный, изъязвленный, изможденный, умерщвленный Господь находится в нашем сердце.

Гроб символизирует сердце крещеного человека, который дал обеты жить святой, праведной жизнью, но своими грехами, злом, страстями умертвил Христа, живущего в сердце.

Во-вторых, гроб запечатан камнем, который «велий зело». А это что? По объяснению толкователей, камень – это сердечное нечувствие, которым страдает абсолютно каждый из нас. И убедиться в этом очень легко. Например, когда мы стоим на молитве наедине с Богом, когда нас никто не видит, разве не разбиваются вдребезги наши мысли, разве не варимся мы в предстоящей суете вместо того, чтобы совершать молитвословия? Разве мы не мучаемся проблемой: как бы поскорее вычитать, закончить правило и стать свободным? Когда мы читаем духовную литературу, разве не то же самое мы чувствуем в своих сердцах или умах? Когда речь идет о Богослужении, которое совершает Православная Церковь, разве мы бежим сюда, как жены-мироносицы на гроб, от счастья и радости встречи с Господом? Конечно, нет. Все это нечувствие глаголов Вечной жизни.

Чем оно порождается? Здесь мы должны признать то, что это серьезный момент нашего мироощущения, потому что, как ни странно, сердечное нечувствие рождается не оттого, что мы что-то знаем или хотим знать, а оттого, что мы хотим знать только поверхностно. Человек что-то где-то услышал, несколько выводов сделал и, кажется, все понял не только о Православии, но и о своем личном спасении. Именно поверхностное, неуглубленное изучение в широком смысле закона Божия и всего того, что с ним связано, делает нас холодными, бесчувственными, а наше сердце – неспособным к восприятию духовного смысла.

Камень на гробе – это сердечное нечувствие, которым страдает каждый из нас. Оно порождается нашим поверхностным знанием, нежеланием глубокого изучения закона Божия.

Что делать, чтобы избавиться от этого нечувствия и холода? Святая Церковь снова говорит нам о покаянии, о необходимости тщательного исполнения заповедей Божиих. Не так, как получается исполнять, как само собой идет, не так, как я понял и принял, а постигнув глубоко, что это заповедь значит, что она может мне дать, я должен начинать ее исполнять. Пророк Иеремия говорит: «Проклят всяк, творящий дело Божие с небрежением» (см.: Иер. 48, 10). Один раз сделаешь с небрежением, второй раз так поступить будет легче, а дальше вся жизнь пойдет в исполнении заповедей Божиих с небрежением.

Но попробуй выполнить все внимательно и ты увидишь, что тщательное исполнение заповедей обязательно родит в твоем сердце стыд за себя, за то, что ты такой никчемный, ни к чему не способный. Даже минуту-две побыть во внимательном предстоянии перед Господом мы не можем! И, может быть, от этого стыда и от осознания того, что мы ничего не можем, коснется нашего сердца умиление, то есть жалость к самим себе, потому что ради великого дара Спасения мы не способны сделать хоть что-то, даже не представляющее для нас трудности.

И вот от этого умиления спадает, отваливается с сердца камень нечувствия, и в нем начинает воскресать  Христос. Тогда наше сердце вместо гроба начинает превращаться в живоносный царский чертог, в храм для Христа. И тогда те глаголы Вечной жизни, которые мы слышим в Церкви, которые читаем, которыми мы молимся, начинают нас оживотворять. И мы понимаем, что воскресает не Христос, а мы воскресаем – и для Него, и для Вечной жизни.

В сегодняшний день, дорогие братья и сестры, молясь святым женам-мироносицам, мы должны просить в наших сердцах, чтобы та ревность и мужество, которую имели они, по их молитвам и ходатайству становились неотъемлемой частью нашей жизни и выражались именно в способности проявлять жертвенную любовь по отношению к другим.

Аминь.

Проповедь протоиерея Георгия Климова,
произнесенная в храме иконы Божией Матери 
«Нечаянная Радость» в Марьиной роще,
в Неделю 3-ю по Пасхе, святых жен-мироносиц,

30.04.2017

Дата последнего изменения: 05.05.2017