Проповедь протоиерея Георгия Климова в Неделю 1-ю по Пятидесятнице, Всех святых. 26.06.2016

vseh_svyatih

Всех вас, дорогие братья и сестры, поздравляем с первой Неделей по Пятидесятнице, Неделей Всех святых. И в силу этого каждого поздравляем с днем тезоименитства, поскольку сегодня чествуются и все наши святые небесные покровители.

Святая Церковь устанавливает это празднование по причине свидетельства того, что Дух Святой, ниспосланный от Бога-Отца, просветил все концы вселенной, что Он вошел в глубины человеческих сердец, соделал из них истинные образы Божии тех достойнейших людей, которые, как мы сейчас читали в молитве ко всем святым, предстоят перед престолом Святой Троицы и молятся и о себе, и о нас, и о всех тех людях, которые составляют Церковь Христову, и о тех, которые еще должны в Нее войти.

Но Святая Церковь вкладывает в празднование этого дня еще и иной смысл. Она свидетельствует о том, что очень много святых неявленных, тех, о которых мы никогда не узнаем, что они были, что они подвизались, что они очистились от греха, сподобились Небесного Царства. И в силу этого Церковь, чтобы не забыть никого, устанавливает празднование дня Всех святых.

Мало избранных оказывается
не потому, что Господь не многих избирает, а потому, что немногие избирают Господа и хотят быть
с Ним и исполнять Его святые заповеди. Когда Святая Церковь призывает нас спасаться, разве она не призывает нас стать святыми?

Однако есть и еще актуальный и глубокий для нас смысл в этом праздновании. Святая Церковь утверждает, что святых немало: даже собравшись вместе, нам не хватит пальцев на руках, чтобы пересчитать этих святых, – их миллионы. Но, свидетельствуя об этом, не хочет ли сказать Святая Церковь, что каждый из нас также может стать таким же? Мы сегодня слышали в Евангелии слова Господа: Много званых, но мало избранных (Мф. 20, 16). Мало избранных оказывается не потому, что Господь не многих избирает, а потому, что немногие избирают Господа, и хотят быть с Ним, и хотят исполнять Его святые заповеди.

И когда Святая Церковь призывает нас спасаться, разве она не призывает нас стать святыми? Всякий человек, стоящий сейчас в храме, тот, кто совершает молитвы, ходит в храм, исповедуется, причащается, разве не поставил перед собой задачу стать святым? Ведь третьего в деле спасения не дано: или да, или нет. Но если это так, то мы можем дальше поставить вопрос: а что отличает святых от нас? Мы все знаем удивительно простое изречение преподобного Серафима Саровского: святых отличает от простых людей одно – решительность.

Но в каком смысле решительность? По отношению к чему? По отношению к подвигу? По отношению к правилу? По отношению к творению добрых дел или еще к чему-то? И здесь самое трудное для нас – принять на веру то, что это решимость в деле сказать правду перед Господом о себе самом. Это самое сложное, пожалуй, что предстоит каждому из нас, и до тех пор, пока человек не скажет Богу правду о том, каков он есть на самом деле, ничего не сдвинется с мертвой точки, будет еще большее и дальнейшее отдаление от Христа и от своего спасения.

Самое сложное – найти решимость сказать правду перед Господом
о себе самом. До тех пор пока человек не скажет Богу правду
о том, каков он есть на самом деле, ничего не сдвинется с мертвой точки, будет еще большее и дальнейшее отдаление от Христа
и от своего спасения.

Есть такая церковная мудрость, представленная в виде пословицы: тот, кто думает о себе, что он не в прелести, тот уже точно в прелести. И если это так, то зададимся вопросом: кто из нас думает, что он не в прелести? Практически каждый, приходящий в храм, исповедующийся и причащающийся. Но церковная мудрость не существует сама по себе, к чему же она нас призывает? Вспомним о том, что Господь, призывая человека к спасению, говорит: «Будьте как дети, ибо таковых есть Царство Небесное» (см.: Мф. 18, 3). 

 

Не значит ли это, что святые были как дети? Да, в определенном смысле они этот завет Господа исполнили: уподобились детям и поэтому вошли в Царство Небесное. А что же они сделали, чтобы стать подобными детям? Чем отличается ребенок от взрослого человека? Можно очень много указать признаков отличия, но в контексте Евангельского изречения такой признак только один: маленький ребенок – это тот, кто живет без лицеприятия, без лицемерия, без лицедейства перед своими родителями, потому что знает, что он перед ними как на ладони, а еще он любит их, и этот дар любви к маме и папе ему очень страшно предать своим обманом и ложью.

Не к этому ли призывает каждого из нас Господь? Отказаться от лицедейства, от лицемерия, от надевания постоянных личин – «одеться поправославней», «подстричься поправославней» или «не подстричься» – еще будет «поправославней». Отказаться от лицедейства перед ближними, которые находятся постоянно у нас под боком и в наших домах, которым мы очень часто отказываем в помощи, в общении, в теплоте сердечной, ссылаясь на то, что у нас есть правило, у нас есть служба, у нас есть посты и так далее.

Посмотрим внимательно, на что мы отвлекаемся в храме, и увидим, что это не отвлечение, а наше главное делание: мы прикипели
к тому, что является сокровищем нашего сердца. Оказывается, мы только изредка от мирских попечений отвлекаемся на молитву, на храм, на дела благочестия.

Но эта проблема имеет еще более страшные последствия: мы постоянно лицедействуем перед Господом, постоянно обманываем Его, думая, что мы Его не обманываем. Посмотрим, как мы совершаем молитвенное правило, как мы ходим в храм, что мы здесь делаем. Разве мы не оправдываемся перед Богом, говоря: Господи, я вдруг случайно отвлекся на молитве в храме, прости меня. Но посмотрим внимательно, на что мы отвлекаемся, и тогда мы сможем увидеть, что это не отвлечение, а это наше главное делание, потому что мы не отвлеклись, а прилипли, прикипели к тому, что является сокровищем нашего сердца. И оказывается, что мы только изредка от сокровища своего сердечного отвлекаемся на молитву, на храм, на дела благочестия – вот на что мы отвлекаемся. Но думая, что мы лишь отвлекаемся от молитвы на мирские попечения, разве мы не обманываем Господа и самих себя? Разве мы тогда не в прелести? Где же решительность признать перед Господом свою немощь, бессилие, сказать: да, вот такой я, Господи, прости меня, окаянного и грешного. Даже на это у нас сил не хватает и не хватит, пожалуй, никогда, если мы будем пребывать в таком самозабвении о самих себе.

В сегодняшний день, дорогие братья и сестры, конечно, желаем сами себе по молитвам всех святых угодников Божиих, чтобы решительность в деле признания перед Господом истинного, нелицемерного свидетельства о себе, кто я есть на самом деле, всегда споспешествовала каждому нашему духовному деланию. Тогда все будет спасительно, и Господь тогда даст, может быть, и нам возможность причаститься к тому блаженству, которое имеют святые угодники Божии.

Аминь!

Проповедь протоиерея Георгия Климова,
произнесенная в храме иконы Божией Матери 
«Нечаянная Радость» в Марьиной роще,
в Неделю 1-ю по Пятидесятнице, Всех святых,

26.06.2016

 

Дата последнего изменения: 03.07.2016