Проповедь протоиерея Георгия Климова в Неделю 21-ю по Пятидесятнице. Память святых отцов VII Вселенского Собора. 25.10.2015

00004376_595

Всех вас с воскресным днем, дорогие братья и сестры!

Сегодня память святых отцов VII Вселенского Собора — того Собора, на котором было утверждено иконопочитание и низложена иконоборческая ересь.

Иконоборческая ересь пыталась подорвать самое важное — учение Церкви о спасении. Это учение утверждается на том, что Бог воплотился, соединив с Собой то, что мы можем назвать материей и веществом, засвидетельствовав перед всеми, что материя не является произведением зла и не несет в себе ничего, что было бы противно Божественной воле.

Для древнего языческого мира учение о том, что все доброе, все духовное сотворено богом добра, а все материальное — богом зла, было основополагающим. Человеку очень сложно было переломить свое мироощущение, поверить, что это не так.

Иконоборческая ересь пыталась подорвать самое важное — учение Церкви о спасении.

Именно поэтому апостол Павел в свое время и сказал, что для эллинов пришествие в мир Христа всегда будет безумием (см.: 1 Кор., 1, 23). Невозможное совершает Господь в глазах языческого мира, но возможное и законное совершает Господь, соединившись, восприняв в общение с Собой материю и вещество, из которого состоит естество человеческое. Тем самым Он свидетельствует, что человеческое естество призвано к вечности.

Конечно, для многих из нас то учение, которое было утверждено на VII Вселенском Соборе, кажется слишком абстрактным, а потому второстепенным и неважным: куда важнее, чтобы жизнь наша была комфортной и благополучной. Иными словами, благословление Божие нам нужно лишь для того, чтобы все в нашей жизни было хорошо. И, если получается совсем по-другому, то для нас это уже значит, что оставил нас Бог, что мы Ему не нужны! Но, может быть, поставить вопрос по-другому: нам Бог не нужен?!

Сегодня мы слышали Евангельское повествование (Лк. 7, 11–16), на первый взгляд совершенно не связанное с этим утверждением.

Однажды Господь, проходя мимо Галилейского городка Наин, увидел шествие. На кладбище несли мальчика, сына женщины, которая была еще и вдовой, потерявшей мужа. Женщина плакала: единственный плод их любви и жизни тоже умер. И Господь, умилосердившись, остановил эту процессию и, обратившись к женщине, сказал: «Не плачь». А затем обратился к отроку: «Юноша! Тебе говорю, встань!» И мальчик воскрес.

Великое чудо свидетельствовало о Божественной силе Господа, открыло переживание реальности присутствия Бога среди людей. Однако бывшие очевидцами произошедшего посчитали, что Иисус — это все-таки один из великих пророков, не более.

Какое отношение имеет это к нам?

Бог стал Человеком, для того чтобы на предельно простом, понятном для человека языке объяснить непреложные истины спасения.

Исповедуем ли мы то, что Иисус Христос есть истинный Бог своею жизнью? Тот, кто вслушивался в песнопения сегодняшнего праздника Отцов VII Вселенского Собора, не мог не услышать очень важную мысль, которая заключается в том, что Бог стал Человеком, для того чтобы на предельно простом, понятном для человека языке объяснить непреложные истины спасения: что нужно сделать и чего делать нельзя, для того чтобы спастись.

Из раза в раз, изо дня в день, из года в год мы слышим эти Божественные слова из Священного Писания. Но кто из нас спасается? Или мы начинаем меньше грешить? Конечно, нет. Тогда почему?

Ответ на этот вопрос только один: мы не воспринимаем серьезно то, что нам говорит воплотившийся Бог. Может ли быть большее безумие в этом мире, когда творение, слыша на простом, предельно понятном для себя языке, что нужно сделать для спасения, отказывается это исполнить?

Сегодняшнее чудо является символическим, и те, кто знает акафист Иисусу Сладчайшему, замечали, что Церковь сравнивает душу с евангельской вдовицей: «Видя вдовицу зельне плачущу, Господи, якоже бо тогда умилосердився, сына ея на погребение несома воскресил еси; сице и о мне умилосердися, Человеколюбче, и грехми умерщвленную мою душу воскреси, зовущую: Аллилуиа».

Символика здесь очень простая. Душа сотворена для того, чтобы быть с Богом. Он Небесный Жених души. И тот, кто теряет эту связь, тот истинно вдовствует, как говорят Святые Отцы.

А что тогда плод общения души человеческой с Богом? Этим плодом является истинная, вечная жизнь, которая открывается еще здесь в виде устремленности к Богу и готовности служения ближнему. Это вера, подкрепляемая делами любви, «вера, поспешествуемая любовью», говоря словами апостола Павела из послания к Галатам (см.: Гал. 5, 6).

Душа сотворена для того, чтобы быть с Богом. Он Небесный Жених души. И тот, кто теряет эту связь, тот истинно вдовствует, как говорят Святые Отцы.

Святая Церковь призывает человека обязательно стяжать такую веру. Но для этого необходимо восстановить истинное Богообщение. Однако это бывает непросто, ведь недостаточно начать читать молитвы скороговоркой и без внимания.

Тогда, что же может вывести нашу душу из замкнутого круга омертвелости и нечувственности?

В 6-й главе Евангелия от Иоанна мы находим очень важный диалог между Христом и иудеями. После того, как были насыщены пять тысяч человек пятью хлебами и люди поняли, что перед ними именно такой Мессия, Который им нужен, Который может из ничего и накормить их, и напоить, они отправились на другой берег озера еще и еще просить Христа о том, чтобы Он их насыщал. И тогда Христос, встречая их, делает им упрек: «Вы ищете меня, потому что ели хлеб и насытились!» (см.: Ин. 6, 26). А дальше отвечает так: Старайтесь не о пище тленной, но о пище, пребывающей в жизнь вечную (Ин. 6, 27). В ответ на это иудеи, прекрасно поняв смысл слов Христа, говорят: «Что нам делать, чтобы творить дела Божии?» (Ин. 6, 28).

В этом диалоге раскрывается очень важный для нас смысл. Как для тела нужна материальная пища и мы необходимо потребляем продукты питания, чтобы подкреплять свою плоть, точно таким же питанием для души является исполнение заповедей Божьих. Обратите внимание: не тот плод, который принесет нам исполнение заповедей, а именно сам непосредственный процесс их исполнения насыщает душу, дает ей возможность роста, развития, совершенствования духовного.

Если этого нет, если нет дел, которые, будучи движимы любовью, утверждают веру, то душа наша начинает чахнуть, и, подобно Евангельскому отроку, умирает.

Питанием для души является исполнение заповедей Божьих.
Без их исполнения, без дел любви
по отношению к ближнему мы
не просто останемся на месте,
мы зачахнем и духовно умрем.

Внимательно присмотримся к себе и ответим на вопрос, творим ли мы эти дела любви, питаем ли мы свою душу или нет?

В сегодняшний праздник чествуемые Отцы VII Вселенского Собора и Евангельское чтение утверждают нас в непреложности очень важного положения: без исполнения простых заповедей Божиих, без исполнения дел любви по отношению к ближнему мы не просто останемся на месте, мы зачахнем и духовно умрем. И это, пожалуй, самое страшное, что может произойти и постоянно происходит с нами.

Да дарует Господь каждому из нас прийти в сознание этой простой истины и не откладывая дела в долгий ящик, не размышляя о том, кто мой  ближний (Лк. 10, 29), а кто дальний, приступить к исполнению спасительных заповедей.

Аминь.

Проповедь произнесена в храме иконы Божией Матери «Нечаянная Радость»
в Марьиной роще в Неделю 21-ю по Пятидесятнице. Память
святых отцов VII Вселенского Собора, 25.10.2015

 

Дата последнего изменения: 04.11.2015