Крусада иверийской “пленницы”. Журнал «Альфа и Омега», 2010 год

IMG_0799Ко дню памяти святой равноапостольной Нины, просветительницы Грузии, представляем вниманию читателей статью клирика храма Живоначальной Троицы на Пятницком кладбище иерея Филиппа Пономарёва, написанную к 1675-летию со дня преставления святой.

Сегодня мы много говорим о необходимости православной миссии и при этом часто сетуем на отсутствие необходимых для этого традиций и опыта. Говорим ещё о насущной потребности в современных формах миссионерства, о возможности обращения к опыту других поместных православных Церквей, а также к опыту католиков. А между тем мы забываем то, что можно назвать основополагающим аспектом христианской миссии — проповедь собственной жизнью. Зачастую подобная форма миссионерства — единственно возможная.

К тому же мы не вправе забывать, что хотя проповедь Евангелия — одна из заповедей Спасителя, но если Сам Господь не приведёт человека к вере, то этого не сможет сделать никто, каким бы обученным и рьяным миссионером он ни был. Никто не может придти ко Мне, если не привлечет его Отец, пославший Меня; и Я воскрешу его в последний день (Ин 6:44).

sv_Nina

Святая равноапостольная Нина, просветительница Грузии

Наверное, кто-то возразит, что в нашей-де ситуации необходимо не просто благочестиво жить, а привлекать к себе внимание общественности. С этим также нельзя не согласиться: нужно идти к людям, нужно рассказывать им о Христе. Но всё же подлинная христианская жизнь подчас способна сделать гораздо больше, чем диспуты, полемика, красивые слова. Подтверждение тому — история жизни равноапостольной Нины, просветительницы Грузии.

О равноапостольной Нине сохранилось достаточно много биографических сведений [1]. Некоторые из них подкрепляют друг друга, некоторые разнятся. Если сопоставить их все, то событийная канва её жизни будет приблизительно следующей.

Равноапостольная Нина родилась около 280 года в каппадокийском городе Коластры. Она происходила из знатного римского рода: её отец Завулон, по преданию — дядя великомученика Георгия, пользовался расположением императора Максимиана (†310), а мать Сусанна доводилась сестрой Иерусалимскому патриарху.

В двенадцать лет святая вместе с родителями пришла в Иерусалим. Здесь по общему семейному согласию Завулон стал пустынножителем, Сусанна была поставлена диакониссой в храме Гроба Господня, а Нина передана на воспитание благочестивой старице Ниофоре, которая обучала отроковиц из христианских семей основам веры и готовила их к тому, чтобы служить при храме.

Во время гонений императора Диоклетиана (245–313) и кесаря Галерия (250–311) Нина вместе с другими женщинами-христи­анками покинула Иерусалим и отправилась в Иверию.

Из житийной литературы известно, что её спутницы приняли мученическую смерть в Армении [2]. Сама равноапостольная Нина чудом избежала смерти и ок. 310 года достигла города Мцхеты — столицы Иверийского царства.

Источники указывают на то, что святая стала пленницей иверийцев [3]. Возможно, её захватили в плен по прибытии в иверийскую столицу, а возможно пленили ранее, во время пребывания в Армении, а после доставили в Мцхету. Некоторые исследователи полагают, что наименование “пленница” — всего лишь формальность [4]. В пользу данного утверждения говорит тот факт, что святая жила в уединении в маленькой хижине, построенной специально для неё.

Необычный распорядок жизни пленницы-христианки удивлял иверийцев: она была воздержанной, каждую ночь возносила молитвы Богу. Соседи часто приходили к ней с вопросом: для чего всё это? И равноапостольная Нина рассказывала им о своей вере, о Том, к Кому она обращалась в ночных молитвах. Так совершалась её проповедь.

Krest_sv_Niny

Крест святой равноапостольной Нины

Её просили о молитвенной помощи, и по молитвам святой происходили чудеса. Они привлекали внимание множества людей. Послушать о Христе приходили с разных концов Иверии, и многие приходящие крестились.

В 324 году иверийский царь Мириан (*265–†342 гг.), потрясённый чудесами, совершавшимися по молитвам равноапостольной Нины, принял христианство. Летописи часто сравнивают его с императором Константином и называют апостолом Иверии. При нём новооснованная Иверийская Церковь вошла в Антиохийский Патриархат, были приглашены священники, началось строительство церквей.

Когда большая часть Карталинии [5] стала христианской, миссия равноапостольной Нины продолжилась среди горских племён. Вместе с несколькими клириками, пришедшими из Византии, святая шла всё дальше и дальше в горы. Форма её проповеди всегда была неизменной — праведная жизнь и молитва.

Источники свидетельствуют о том, что далеко не все горские племена приняли христианство. Некоторых царь Мириан обратил силой меча, некоторые ещё долго оставались язычниками.

По преданию, последним местом проповеди равноапостольной Нины стало селение Бодри. Сюда в маленькую утлую хижину к ней, как некогда в Мцхете, люди приходили услышать о Христе. Здесь святая предала свою душу в руки Божии (по одним данным 14 января 335 года, по другим — в 347 году).

Таковы факты биографии равноапостольной Нины. Уже сами по себе они способны вызывать уважение и почитание, однако некоторые из них заслуживают более подробного рассмотрения, так как могут дать повод для обобщений, небезынтересных с точки зрения дня сегодняшнего.

Из жития равноапостольной Нины мы знаем, что путешествие в Иверийское царство не было простым бегством от гонений императора Диоклетиана. От старицы Ниофоры [6] святая знала предание о хитоне Спасителя [7]; согласно этому преданию, после распятия Риза Господня досталась по жребию воину-иверийцу. По другой версии её выкупил иверийский еврей Елиоз (или Елиазар) [8], пришедший в Иерусалим по случаю празднования ветхозаветной Пасхи.

Желая своими руками прикоснуться к великой христианской святыне, свидетельствующей о земной жизни Спасителя, равноапостольная Нина получила во сне благословение на проповедь среди иверийцев Самой Матери Божьей. Как свидетельствуют агиографы, Богородица вручила ей крест, сплетённый из виноградных веток. С ним равноапостольная Нина отправилась в миссионерское путешествие в далёкую и неведомую страну, о которой она знала лишь по рассказам своей воспитательницы.

Как известно, жития святых — это не просто назидательные рассказы, но ещё и ярчайшие метафорические образы, помогающие понять суть христианского делания. История проповеди равноапостольной Нины была весьма популярна у западных христиан в средневековье, что отчасти парадоксально, потому что именно в Средние века в Западной Европе понятие христианской миссии ассоциировалось главным образом с крестовыми походами. Кажется, читающие сказание Об обращении народа иверийцев, случившееся через пленницу [9] не могли тем не менее представить себе, что с нехристианами можно не воевать, а идти к ним с проповедью о Христе.

Отвоевание святынь Иерусалима у иноверцев закончилось политическим и духовным фиаско: реки крови, пролитые у стен Иерусалима; разграбление христианского Константинополя — и конечное поражение. И в противовес всему этому — образ пленницы, пришедшей в страну, где великая христианская святыня также находилась в руках язычников, и просветившей их силой Креста Христова, сплетённого из веток виноградной лозы и перевязанного её собственными волосами.

Надо сказать, что хитон Спасителя так и не был найден равноапостольной Ниной, но по преданию ей было открыто место, где он был зарыт и где она подолгу молилась. Присутствие святыни под корнями раскидистого кедра, спиленного ещё при жизни святой, подтверждалось истечением благовонного и целительного мира, которое прекратило истекать в XIII столетии, когда хитон всё же был вырыт из земли.

Grobnitsa_sv_Niny

Гробница святой равноапостольной Нины

В отличие от крестовых походов, проповедь святой равноапостольной Нины была мирной и ненавязчивой. Обращение людей против их воли противоречило её пониманию христианской миссии. Сначала у неё просто не было возможности действовать иначе. Но затем, когда царь Мириан стал христианином и в её руках оказался “административный ресурс”, святая всё равно была против предложений обратить оставшуюся часть Иверии силой меча. И можно лишь восхищаться тем, насколько она была права!

Источники свидетельствуют, что вопреки завету святой равноапостольной Нины царь предпринял попытку обратить силой некоторые горские племена. Однако эта цель по сути не была достигнута: многие горцы, покинув свои селения, перебрались в другие горные области и оставались язычниками вплоть до XIX столетия [10].

Трепетное отношение равноапостольной Нины к проповеди Евангелия определило форму её миссионерства. Называя святую просветительницей Грузии, мы, может быть, воображаем её пламенную проповедь на улицах Мцхеты и других иверийских городов и селений. А между тем она просто жила рядом с иверийцами, исполняя свой христианский долг. Они приходили к ней, расспрашивали о её вере, просили помочь. Строгая христианская жизнь вызывала удивление и восхищение у соседей. Кто-то из них уверовал во Христа, кто-то задумался о Нём, были и такие, что просто проходили мимо. Но несмотря ни на что, за короткий период времени — а проповедь Равноапостольной продолжалась по разным данным от двадцати пяти до тридцати пяти лет — целый народ обратился ко Христу и до сих пор сохраняет Ему верность. Поистине прав был преподобный Серафим Саровский, говоря: “стяжи дух мирен, и тысячи вокруг тебя спасутся”!

В проповеди равноапостольной Нины исполнились слова Спасителя: Вы — свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы. И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме (Мф 5:14–15). В Евангелии Христос нигде не говорит, чтобы каждый из нас стремился стать оратором, богословом или миссионером в том смысле, в котором это слово употребляется в наши дни, когда создаются миссионерские факультеты и миссионерские курсы. Однако Он совершенно определённо говорит, что каждому христианину следует прославлять Его своей чистой жизнью и своим ответственным трудом, являть собой пример истинной веры окружающим.

Сегодня, когда мы восхищаемся миссионерским подвигом святой равноапостольной Нины, представляется, что не лишним будет подумать о том, что далеко не все мы имеем право и возможность наставлять людей невоцерковлённых, далёких от христианства. Но каждый из нас способен рассказывать им о Христе своими делами, своим трепетным отношением к ближним. Перефразируя известные слова, не каждый может быть миссионером, но каждый должен свидетельствовать о Христе собственной жизнью.


 
[1] Кроме многочисленной житийной литературы, об обращении иверийцев (гру­­­зин) писали Руфин Аквилейский, Сократ Схоластик, Созомен, святитель Феодорит Кирский. Существуют также египетские сказания о проповеди равноапостольной Нины.
 
[2] См. житие мученицы Рипсимии.
 
[3] См. Руфин Аквилейский. Церковная история // Рождение латинской христианской историографии. СПб., 2002.
 
[4] В Житии святой в изложении святителя Димитрия Ростовского содержится утверждение, что святая сама называла себя пленницей.
 
[5] Одна из основных частей Грузии, находящаяся в долине реки Куры; входила в состав Иверийского царства; современное название — Картли.
 
[6] Логично предположить, что Ниофора сама была родом из Иверии. Об этом свидетельствует тот факт, что именно она познакомила равноапостольную Нину с иверийским языком. Возможно, знание языка стало одной из причин выбора Иверии в качестве убежища от гонений Диоклетиана.
 
[7] О хитоне Спасителя повествуют разные восточные сказания: армянские, грузинские, сирийские.
 
[8] Еврейские поселенцы осели в Грузии ещё со времён вавилонского пленения.
 
[9] Так называется глава в “Церковной истории” Руфина Аквилейского.
 
[10] Как свидетельствуют грузинские источники, чартийцы, пхавельцы и гуда-макрийцы не приняли христианство. Впоследствии царь Мириан обложил их тяжёлой данью. См. Сабинин М. Полные жизнеописания святых Грузинской Церкви. СПб., 1877 (репринт: М., 1994).

Источник: Православие и мир16 октября 2012 г.
Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 57, 2010
Статьи иер. Филиппа Пономарёва на  «Правмире»

Читать также: Св. Димитрий Ростовский. Житие святой равноапостольной Нины, просветительницы Иберии.

Дата последнего изменения: 26.10.2015