Воскресная проповедь прот. Георгия Климова. Притча о сеятеле. 26.10.2014

о.Г_

С воскресным днем всех вас, братья и сестры! Сегодня мы с вами слышали притчу нашего Спасителя, притчу о сеятеле (Лк. 8, 4-15), которую каждый из нас, конечно, знает. Знает слова нашего Господа о том, что семя может упасть как на добрую почву, которая приносит великий плод, так и на почву, котороя бывает или так называемой землей при дороге, т. е. вытоптанной путниками; или каменистой, когда слой земли на камне невелик; или землей, которая поражена сорняками, тернием, которые не дают возможность зерну возрасти.

Но самое, пожалуй, главное, что это одна из немногих притч, которую Cам Спаситель толкует своим ученикам в ответ на их просьбу: «Объясни нам эту притчу!» И начало объяснения Господа очень важное. Он говорит, что семя есть слово Божие. А дальше становится понятным, что то, куда может упасть это семя, т. е. слово Божие, — это различные виды сердец человеческих, которые бывают или восприимчивы, или совершенно безразличны к тому, что попадает в них.

Когда мы с вами, рассуждая об этой притче, пытаемся узнать, каковым является наше сердце: способным или неспособным к восприятию семени, — и, соответственно, определить, какому виду почвы оно больше соответствует, то нам бывает непонятно, что же все-таки мы должны сказать о себе. И часто это связано с тем, что сердце наше уподобляется одновременно всем первым трем видам этой почвы: здесь и дорога, и камни, и терние.

Как ты ни крути, если канет иногда, действительно, слово Божие в сердце мое, если оно, действительно, согреет мою душу, и, может быть, даже пророню я умилительную слезу о том, как благ Господь, то проходит буквально немного времени — и я чувствую, что сердце, или душа моя, становится проходным двором, по которому, образно выражаясь, топают дикие, грязные, скверные животные.

Или я понимаю, что это семя не в состоянии пустить корни, потому что сердце мое настолько зло, настолько окамененно и нечувственно, что я даже, бывает, и не знаю, что с ним делать.

Или, с другой стороны, настолько меня окружает суета, настолько я погружен в нее, увлечен ею, настолько она захватывает меня, развлекает и восхищает, что я, где-то, иногда в глубинах своей души обращаюсь к Господу с просьбой: «Потерпи, Господи, я сейчас наслажусь всем тем, что меня окружает, пока имеется у меня возможность всем этим попользоваться, а потом, конечно, я прополю эти сорняки, я вытащу эти камни, я взрыхлю эту землю, и мы с Тобой будем вместе!» Но это лукавый подход. Лукавый подход к своему мироощущению, к своей совести. Есть понятие в Церкви «совесть лукавая», всячески постоянно пытающаяся себя оправдывать, пытающаяся постоянно найти причины того, почему я не должен подпадать под число всех тех, к кому относится слово Божие и, в частности, эта притча. На самом деле ведь понятно, что это не так!

seyatel_2И вот последний вид почвы, который ублажает и восхваляет Господь — это земля добрая. И отличается она от других кардинально: она вспахана руками земледелателя. Когда он ставит на землю плуг и начинает пахать, то очень утоптанная земля становится рыхлой, камни вытаскиваются, вываливаются наружу, их просто нужно выбросить; корни терний разрываются плугом, — и земля становится доброй, она становится способной принять в себя плод.

Но, если мы говорим о сердце человеческом, которое принимает Божественное семя, то, конечно, мы должны поставить перед собой вопрос, что значит «вспаханное сердце» и, самое главное, — чем мы его можем вспахать? И что за плод оно должно принести? Ответом на вопрос, который мы поставили, должны быть слова о том, что только тщательным исполнением заповедей Божиих, тех заповедей, которые Христос утверждает как Свой Промысл, тех заповедей, которые мы призываемся исполнять, когда нас окружают скорби, болезни и неприятности (иными словами, через несение креста своего), может сердце наше сделаться способным к восприятию Божественных глаголов. А тот плод, который должно оно принести, тот плод, который бы радовал и веселил нашего Господа, есть не что иное, как любовь к Нему и к ближним нашим.

И вот, если кому-то кажется, что его сердце начинает приносить плод в силу того, что он очень много боронит его богослужениями, постами, молитвословиями, но при этом он не замечает в сердце абсолютно никакой подвижки в сторону любви как к Богу, так и к ближнему, когда ближние ему часто мешают осуществлять свое православие, поститься и молиться, то, наверное, он работает не в том русле и направлении. Вместо того, чтобы делать свое сердце способным к восприятию страданий людских, человек пытается всячески доказать себе, убедить себя, что сердце его является способным к любви и ему не над чем работать, и в любой момент, как только он захочет, он впустит в свое сердце Божественное слово, и оно принесет плод.

Христос заканчивает притчу странными словами: Имеющий уши слышать, да слышит (Лк. 8, 15). И, по объяснению святых толкователей, эти слова не о том, чтобы мы сегодня, постояв в храме, услышали что-то, и запомнили, и могли даже рассказать другому. Нет! Эти слова о том, что слышать и не исполнять — это все равно, что ничего не слышать. Человеку кажется, что он услышал, но попробуйте честно перед собой, придя домой, пересказать себе как эту притчу, так и, самое главное, то объяснение, которое сделал к ней Сам Божественный Спаситель. И вряд ли у кого-то это получится. А это значит, что каждому из есть над чем работать, есть, что вспахивать.

Аминь.

Дата последнего изменения: 26.02.2016