Войди в радость Господа своего! Интервью прот. Георгия Климова журналу «Покров»

IMG_5043Как однажды прийти в храм и не остаться за вратами вечности? Вычислить координаты нахождения сокровищ моего сердца? Дорасти до Воскресения и уже не покидать этой радостной возможности соцарствовать в своем сердце со Христом? – об этом пасхальное чтение Евангелия с преподавателем МДАиС и Высших Богословских курсов при МПДА, настоятелем храма Живоначальной Троицы на Пятницком кладбище, благочинным Троицкого округа Москвы протоиереем Георгием Климовым.

– Отец Георгий, Христос воскресе! Множество народа в пасхальную ночь собирается на Богослужения, – почему? В Москве даже по числу апостолов 12 временных храмов к Пасхе соорудили, – что так притягивает людей в церковь именно в Воскресение Христа?

Воистину Воскресе Христос!

IMG_4963Часто люди приходят в храм на Пасху по традиции: «Так делали наши прадеды и отцы – и мы так делаем». Но где-то в глубинах сознания у человека все равно есть ощущение того, что это Праздников Праздник. Душа человеческая, – не важно, в каком состоянии она находится: постился ты или не постился, трудился над ее очищением или не трудился, – создана для вечности и на уровне духовной интуиции она не может не чувствовать, как именно сейчас открывается реальность вечной жизни для нас. Эту достоверность любви, изливающейся на человечество, точно передает свт. Иоанн Златоуст в своем Огласительном слове на Пасху: «Воздержные и беспечные, равно почтите этот день; постившиеся и непостившиеся, возвеселитесь ныне!» Все и каждый – войди в радость Господа своего! Да, есть, как повествует святитель, ссылаясь на притчу об одиннадцатом часе (Мф. 20:1-16), нанятые в 1-й, 3-й, 6-й, 9-й час, а есть те, кто подоспел только в 11-й – но этим 11-м часом Господь свидетельствует о том, что нет тех людей, которые не были бы призваны к этой радости! Здесь заложен очень серьезный смысл – на чем зиждется наше спасение? Мы не зарабатываем его у Господа, не отрабатываем его, как наемники. Нет, это дар любви. Дар не по долгу, а исключительно по милосердию. Господь не может и не хочет никого обойти этой любовью. Он есть Любовь (1 Ин. 4:8).

– Как человек может ответить на любовь Божию? Вот оказался он на Пасху в храме, а дальше что?


IMG_5004Ответить Господу на любовь мы можем только благодарностью. А вот тут и начинается самое интересное: как эту благодарность в своем сердце родить? Это то, на что нас и пытается сподвигнуть Церковь особенно во дни Великого поста. Само таинство таинств Евхаристия – есть ни что иное как благодарение (от греч. εὐχαριστία). Войти в радость – значит принять дар любви, принесенной Христом человечеству. Принять достоин только тот, кто научился отдавать. Иначе не будет благодарности. А если ее нет — значит ты чужд единства и любви. Только жертвенное сердце, которое сотворяем в себе через исполнение заповедей, истощаясь, может совоскресать со Христом. Подобное познается подобным. Настолько насколько ты сам приобщаешься жертвенного служения Богу и ближним, ты готов не пройти и мимо Воскресшего Христа. Ветхозаветный прообраз стяжания жертвенного сердца – попытка заклания Авраамом своего сына: человек, готовый ради Бога на все, обязывает, как говорят святые отцы, и Бога на взаимность. Поэтому святой творит чудеса, также как и Господь. «Верующий в Меня, дела, которые творю Я, и он сотворит, и больше сих сотворит» (Ин. 14:12), – обещал Он Своим ученикам.

– А в чем смысл чудес?

Любое чудо – есть знамение веры. А еще – знамение единства. «Если Я не творю дел Отца Моего, не верьте Мне; а если творю, то, когда не верите Мне, верьте делам Моим, чтобы узнать и поверить, что Отец во Мне и Я в Нем» (Ин. 10:37-38). Также и святые пребывают в Господе и Он в них, и также как Сын Божий возвращал души уверовавших к Отцу, святые ведут ко Христу. Чудо всегда направлено на то, чтобы укрепить и утвердить веру во Христа. А если веры нет, то чудо может сыграть злую шутку – произвести духовное насилие над душой человека. А несвободное волеизъявление не может быть отправной точкой пути ко Христу. Но человек может и принципиально отвергать Христа, тогда чудо лишь обличает и ожесточает такого преемника фарисеев.

– И ожесточает именно против истинных последователей Христа. В этом тоже знамение единства?


IMG_5080Да, Господь обращается в лице апостолов ко всем христианам: «как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас» (Ин. 20:21). «Вам дано ради Христа не только веровать в Него, но и страдать за Него» (Фил. 1:29), – напишет, ссылаясь на свой опыт, апостол Павел. Страдания он называет даром Божиим для нас! Страдать, как Он и за Него. Это дар Божий! А кто об этом задумывается? Ученики просят у Господа сесть одному по правую сторону, а другому по левую в славе Его, а Он им сообщает: «чашу, которую Я пью, будете пить, и крещением, которым Я крещусь, будете креститься» (Мк. 10:39). «Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел» (Ин. 15:18) . Христиане – соль земли (Мф. 5:13). Она предохраняет от гниения, и следовательно верующие удерживают общество от нравственного разложения. Соль, говорит свт. Иоанн Златоуст, неприятна на вкус людей сластолюбивых, а это значит, продолжает он: гонения, насмешки, издевательства, – постоянно будут сопровождать вас в деле благовестия!

– Так твердо уверовавший и верный Евангелию обретает свой крест. А до Воскресения как дорасти? И почему именно Пасха является средоточием всей нашей православной веры?


С Воскресением Христовым наша связь зиждится на очень важной истине: зерно, пав в землю, если не умрет, не оживет (см.: 1 Кор.15:35). И здесь тоже есть знамение единства: «если… не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода» (см. Ин. 12:24). Дорасти до Воскресения, как это ни странно будет звучать, может только тот, кто готов к отречению от своего ветхого естества, кто может вот так по любви к Спасителю взять крест свой и, подобно оплеванному и Распятому, уничижив себя, последовать Ему. Последовать куда? На Голгофу. И такому человеку уже не надо IMG_4867объяснять слова: «Если Христос не воскрес, то вера наша тщетна» (1 Кор. 15:14). Истинность этих слов по-новому открывается человеку, прошедшему поприще Великого поста: очистившемуся, смирившемуся, просветленному. Одно дело, когда ты что-то знаешь, и другое – когда знаешь еще раз. Так что-то вычитанное или дань традиции становятся опытом моей души. Пост сподвигает человека задуматься: что является сокровищем для меня? Если я распоряжусь этой десятиной – десятой частью года – так, как нас призывает это сделать Церковь, то получу внутреннее уверение: сокровищем для меня, оказывается, может стать небо! Вкус к духовному за время Великого поста как раз и вырабатывается. Это наилучшее время в году, чтобы его ощутить. И тогда человек уже не может не откликнуться сердцем на эту радость пасхального торжества!

– Говорят, что человеку радость зачастую разделить сложнее, чем скорбь. С чем это связано?


С эгоизмом. Человек греховный, живущий по началам этого мира, всегда ищет доказательств того, что он хороший, при этом хочет удостоверятся в этом, не работая над собой, а сравнивая себя с другими. Когда кому-то плохо, самолюбивый человек откликается, находя в этой снисходительной помощи тому, кто в данном случае слаб, повод для самоуслаждения своей гордыни. Достоевский в своем Дневнике как-то подметил: «Русскому человеку где-то на глубине души всегда становится так приятно от того, что кому-то где-то стало плохо». А вот если кому-то где-то стало хорошо, здесь уже сложнее с удовлетворением чувства собственного превосходства. Может примешаться зависть. Это, как у старшего сына в притче о блудном сыне: он не смог разделить эту радость возвращения своего брата из униженного состояния свинопаса в прежнее достоинство сына домовладыки. Почему? Казалось бы, брат вернулся… Эгоизм налицо! Он-то и попирается в опыте самоотречения, и тогда человеку открывается радость, которой «никто не отнимет у вас» (Ин. 16:22).

– Почему мы празднуем Воскресение Христово не раз в год, а каждое воскресение – 52 раза в году?

День Господень Церковь установила в напоминание нам. Человек удобопреклонен ко греху, а там, где грех, – всегда сердечное забвение открытой нам Господом радости и любви. А предстояние в храме хотя бы в воскресный день уже помогает душе не осуетиться, не заунывать, а поддерживать в себе способность воспринимать эту вечную истину о нашем предназначении. И не хочет ли этим Церковь засвидетельствовать перед нами, что каждая неделя нашей жизни может стать седмицей Страстной?


– В Символе веры поем о Христе: «И страдавша, и погребенна, и воскресшаго в третий день по Писанием». Что это за ссылка на Писания?

Ответ находим в словах Самого Христа, когда Он на требование фарисеев дать знамение скажет: «род лукавый и прелюбодейный ищет знамения; и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка; ибо как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи» (Мф. 12:39-40). Это одно из главнейших указаний Господа на свидетельство книг Ветхого Завета о Его Воскресении.

– Почему именно это знамение – прообразующее сошествие Господом душою во ад – дается роду лукавому и прелюбодейному?


IMG_4928Святые отцы, рассуждая, почему фарисеи требуют у Христа знамения после десятка чудес, совершенных на их глазах, отвечают: по жестокосердию. Их сердца были невменяемы к уразумению чудес Божиих, направленных на созидание жизни – возвращения здоровья больному, изгнание беса из человека, воскрешение мертвого. Им нужен был эффект, который бы поразил их. Свт. Игнатий (Брянчанинов) говорит о том, что требование у Богочеловека знамения с Неба со стороны фарисеев – это богохульная дерзость, проистекающая из начал плотского мудрования, произведенного в человеке развратной жизнью. И Господь, понимая, что никакое чудо их не удовлетворит, говорит о знамении самом решительном, которое произойдет в истории человечества – Своем трехдневном Воскресении. Но этим отказом в знамении с ссылкой на то, что произойдет, Господь свидетельствует, что и Воскресение ими не будет воспринято как знамение. Оно не поможет им обрести Христа – спастись. А еще больше ожесточит. Этот диалог сродни притче о богаче и Лазаре, в которой говорится: «Если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят» (Лк. 16:31). То есть речь в данном случае идет о сознательном отказе от Христа.

– Только что вышла замечательная книга воспоминаний о старце Иоанне (Крестьянкине) священической династии Правдолюбовых «Из тайников сердечных». Там молодые священники запугали крестную, которая пришла на крещение, а оказалась «неверующей». Батюшка Иоанн отвел ее в сторонку и на ушко стал что-то шептать, так что через некоторое время стало понятно: он ей объясняет, что она верующая, только об этом еще не знает. То есть человек может быть верующим и не знать об этом? Или такого в принципе нельзя назвать неверующим?

Неверующий – это не тот, кто никогда ничего не слышал о Христе. Наоборот: услышал в полноте качественное благовестие. И не принял Христа.

– Как это возможно?

Значит для человека сокровищем его сердца оказалась тьма. Об этом Господь говорит в ночной беседе с фарисеем Никодимом: «Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы» (Ин. 3:19).

IMG_4871– В момент Распятия Христова «сделалась тьма по всей земле» (Лк. 23:44), так же и про Страшный Суд Второго Пришествия говорится: «солнце померкнет, и луна не даст света своего» (Мф. 24:29, Мк. 13:24, 25; Лк. 21:25). А Господь – Свет наш присносущный! Батюшка Иоанн (Крестьянкин) говорил, что Свет Христов виден только со креста. А трем апостолам он был явлен раньше Голгофы. Но почему и те, узрев уже Славу Христа Воскресшаго, идя с Фавора, спрашивали друг друга: «Что значит воскреснуть из мёртвых?» (Мк. 9:10).

Толкователи объясняют так: после исповедания от лица всех апостолов Петром Иисуса Христа Сыном Божиим (Мф. 16:16), Господь, призрев на их свободное волеизъявление, убеждает их в истинности этого свидетельства. Преображается перед ними. «Да егда Тя узрят распинаема, страдание убо уразумеют вольное, мирови же проповедят, яко Ты еси воистинну Отчее сияние», – поется в кондаке праздника. В Евангельской истории Преображение – это уж третий год общественного служения Христа, по сути уже начавшийся путь Господа на Страсти. И Господь знает, что очень скоро апостолов ожидает тяжелейшее испытание. Он укрепляет их. Но пока понять им, что значит воскреснуть невозможно – так как это, по истолкованию свт. Иоанна Златоуста, выше естества.

– А когда Господь впервые говорит ученикам о Своем Воскресении?


IMG_5082На вечере у мытаря Левия Матфея ученики Иоанновы спрашивают Его: «Почему мы и фарисеи постимся много, а Твои ученики не постятся?» (Мф. 9:14). И Господь отвечает им: «Могут ли печалиться сыны чертога брачного, пока с ними жених? Но придут дни, когда отнимется у них жених, и тогда будут поститься» (Мф. 9:15). И далее: «И никто к ветхой одежде не приставляет заплаты из небеленой ткани, ибо вновь пришитое отдерет от старого, и дыра будет еще хуже. Не вливают также вина молодого в мехи ветхие; а иначе прорываются мехи, и вино вытекает, и мехи пропадают, но вино молодое вливают в новые мехи, и сберегается то и другое» (Мф. 9:16-17). Свт. Иоанн Златоуст, толкуя это место, указывает, что здесь, приводя эти притчи, Христос говорит о Воскресении, но поскольку Воскресение выше естества, вместить это Откровение человеческое естество не в состоянии. Господь вынужден говорить прикровенно. И дальше Златоуст говорит: они смогут вместить это слово, только когда обновятся Духом Святым. То есть только после Пятидесятницы. Уже после Своего Воскресения Господь в течении 40 дней являлся апостолам, учил их тайнам Царствия Божия, открыл им ум для уразумения Писания, и вот Он ведет их на Елеонскую гору, а они вдруг возьми и спроси: «Не в сие ли время, Господи, восстанавливаешь Ты царство Израилю?» (Деян. 1:6). То есть и тогда они еще не до конца все понимали.

– Но озарения все-таки случались у того же апостола Петра в Кессарии Филипповой?

Да, когда Господь спросит учеников: «Вы за кого Меня почитаете?» Петр ответит от лица всех: «Ты – Христос, Сын Бога Живаго» (Мф. 16:16). Христос тогда ему четко скажет: «То, что ты сейчас произнес, Петр, есть Божественное откровение. Ни плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на Небесах» (см. Мф. 16:17). Такое дается человеку только за смирение, которое рождается под гнетом терпения и исполнения заповедей.

– Петр очень дерзновенный!

Да, дерзновенный. Но посмотрите, как ученики Христовы смиряются перед всем происходящим? Только в дерзновенной вере человек и может все это понести. Помните, Беседу о хлебе жизни? Про слова Господа сказано: «жестоко слово сие» (Ин. 6:60). Не только иудеи, но и многие из учеников идут вспять и больше вслед за Ним не ходят. Господь оборачивается и спрашивает у оставщихся: «Не хотите ли и вы отойти?» (Ин. 6:67). Апостол Петр: «Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни» (Ин. 6:68). А дальше – мне кажется очень важный принцип, который формулирует апостол Петр так: «Мы уверовали и познали, что Ты Христос, Сын Бога живаго» (Ин. 6:69). Сначала – вера! А там, где вера, там и Откровение. А Откровение и есть истинное познание Бога. Но чтобы поверить, надо переступить через свое «я» с его опытом, мнением, рассуждениями, – как надо смириться человеку, чтобы на это пойти! Как надо было смириться виночерпиям, когда Матерь Божия говорит им: «Что скажет Он вам, то сделайте!» (Ин. 2:5). Они черпают воду и несут ее архитриклину! Чисто по-человечески расценить, так это безумие и издевательство! Над ними же сейчас будут смеяться! Но вот она вера: они это делают! По послушанию. Почему говорится: послушание превыше поста и молитвы? Да потому что там, где нет послушания, там своя воля. Там нет места чуду, Бог не может действовать там. Своя воля всегда ограничена человеческой рациональностью. А жизнь она превыше рациональности.

– Апостолы, находясь рядом со Христом, многого не понимали, за что, впрочем, Он их порицал (см. Лк. 24:25). А пастыри любят просить овец не умничать…

IMG_5142Господь там указывает не только на несмысленность, но и на медлительность сердечную. Умом на крест взойти невозможно. Но все-таки многое и апостолы воспринимали умом, а не сердцем. Когда Христос им говорил, что Ему надлежит много пострадать от старейшин и первосвященников и книжников, и быть убиту, и в третий день воскреснуть (см. Мф. 16:21), они по своему разумению упрощали эту перспективу возможностью того, что Господь может вызвать, например, 12 легионов Ангелов, которые в критический момент со всеми противниками разберутся, – то есть они приписывали Христу то, чего Он именно ради нашего спасения делать и не собирался. Но более внимательные апостолы все-таки нечто улавливали. Когда умер Лазарь и Господь собирается идти воскресить его, Фома говорит: «Пойдем и мы умрем вместе с Ним» (Ин. 11:16).

– Именно эта готовность к сораспятию и является условием стяжания Духа Святаго?

За величайшее смирение человека перед Богом, Господь может подать дар Духа Святаго и до сораспятия Ему, но подать это сокровище именно для того, чтобы человеку взойти на свой крест. Это известно из опыта мучеников – они делают шаг на личную голгофу, но выдержать ее могут только укрепляемые Духом Святым.

– «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (1 Пет. 5:5). Именно, распяв себя миру и мир себе (см. Гал. 6:14), приобретаем смирение?

Голгофа – это уже проявление того смирения, которое ты имеешь. Смирение – понятие коварное для нашего плотского ума. Понять, что такое смирение сложно, даже читая писания тех, кто смирением явно обладал. Мы говорим о Божественном смирении, но через что мы это Божественное смирение можем воспринять? «Он смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной» (Фил. 2:8), – говорится о Христе. Но если мы говорим о Боге, мы не можем сказать, что Бог изменился: что до этого Он был не смиренным, а после смирился. Бог неизменяем. Значит, Бог – не только Любовь, Бог – есть Смирение. Как это усвоить? Смирение в нашей жизни может проявляться только одним образом: какой бы воля Божия в отношении меня ни была, я ее пытаюсь исполнить всеми силами. Это и есть смирение – исполнение воли Божией. Все остальное – уже вне этого.

Один пожилой человек однажды сказал мне: «Я всю жизнь каялся в лени. Но тут меня осенило: Это не лень! Это своеволие! А что такое своеволие – это отсутствие смирения». Мне сначала показалось, что он что-то непонятное говорит, но потом, подумав, я понял, что он сто раз прав. Что такое лень? Я не хочу этого делать! Но если я не хочу и не делаю, значит я не смиряюсь! Что-то же меня определяет: почему я должен это сделать. Воля Божия познается в обстоятельствах жизни. А если я отказываюсь и говорю: «Я ленив…», это самооправдание. Не ленивый я! Я не смиренный! Тот, кто себя заставляет через не-хочу, тот смирился. А отказываясь смиряться, отказываешься спастись.

IMG_5103– Кто-то из старцев говорил: «Я боюсь ограничивать Промысл Божий». Разве не об этом книга свт. Луки (Войно-Ясенецкого) «Я полюбил страдания». Уперся человек – не поехал туда, куда его Священноначалие направило, и начались страдания. А он их полюбил! Вот он крест, который может возникнуть в противопоставлении своей воли обстоятельствам и указаниям, не только в противодействии мира ученику Христову. Но и этим, казалось бы самодельным, крестом Господь по милости Своей через скорби спасает чад Своих. Голгофа должна быть добровольной. А где и как – разве любящим Его Господь ее все равно не пошлет?

В отношении человека воля Божия может быть только одна – спасти. Но, допустим, то, что говорит архиерей, и то, к чему лежит душа моя, как я послужить Господу желаю, – это необязательно противоположные векторы: к спасению и от спасения. То есть, архиерей как бы благословляет: «Давай напрямую! На Голгофу – сразу ко Христу!» А ты озираешься: «Умный в гору не пойдет?» Но Высокопреосвященство рекомендует прямиком. Прислушиваться, конечно, надо, испытывая при этом себя. Сказать-то сказали, но ответственность консолидированная: важно еще с этой голгофы не сбежать.

– Как действует вера в человеке? Можете привести пример?

Через таинство веры, Господь, соединившийся с нашим человеческим естеством, приобщает и нас Своего Божества. В это единство веры мы вступаем в опыте участия в таинствах церковных, в которых таинственно Духом Своим Святым действует Сам Бог, а также исполняя Его Евангелие. Господь обращается к нам, друзьям Своим: «не бойтесь убивающих тело и потом не могущих ничего более сделать; но скажу вам, кого бояться: бойтесь того, кто, по убиении, может ввергнуть в геенну: ей, говорю вам, того бойтесь» (Лк. 12:4-5). Он призывает открыто: «Если надо идти на смерть, идите не страшась». У одного подвижника в дневнике написано: «Что такое смерть? Смерть – это страх Божий и больше ничего». Господь не говорит: «Если ты уже воскрес в жизнь вечную здесь, на земле, то не бойся, а если не воскрес для жизни вечной уже здесь, на земле, то убегай». Нет, Он говорит не так. Напротив, ободряет: «Ты давай сей в тление, не переживай, остальное сделаю Я». Он же Господь, Всемогущий! А я Ему верю! Так если я Ему верю и смиренное я существо, то я верю, что я сейчас умру за Христа, а Он меня воскресит! Он же Бог, Всемогущий, да еще и любит меня! Как 12-летнюю отроковицу воскресил, как сына наинской вдовы воскресил, как Лазаря воскресил – так и меня воскресит! Без всяких проблем и сложностей! Даже без особых трудов. Скажет: «Спит отрок!». Раз – и всё: проснулся. Пять тысяч лет проспал, а Ему всё равно! Хоть сто тысяч лет проспи. А Он возьмет и воскресит! Я верю.

– Что есть «жизнь будущего века», о которой мы также поем в Символе Веры, – в опыте этой жизни ее можно испытать?

IMG_5046«Царствие Божие внутрь вас есть», – говорил Господь. А перед Преображением на Фаворе, который, как мы говорили, предшествовал Голгофе, уверил: «есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе» (Мк. 9:1). Эти слова Христовы свидетельствуют не то, что о возможности, но просто о необходимости сделать все, чтобы исполнение этих евангельских обетований в нашей жизни произошло. Все начинается не с каких-то внешних дел, а именно с самых глубиннейших: «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф. 5:8). А там, где Господь, там уже и Воскресение. Там Свет Христов! А начало в сокровенной глубине: чистота сердечная.

– Как она достигается?

В таинстве покаяния через очищение сердца начинает зреться Господь. И здесь важна для нас заповедь Христа: «Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6:21). Господь нас призывает на земле постараться сделать сокровищем нашего сердца небо. Господь нас так устроил: сердце будет тянуться к тому, что для него дорого, в нем искать постоянно услаждения. А если сокровищем для тебя станет небо и все твое существо твое будет тянуться туда, то задача воскресения практически уже предрешена.

– А как развить в себе вкус к духовному? Все-таки Великий пост этого года позади, а не все – монахи, «постнического жития желающие»…

Ответ по-евангельски прост: исполнять заповеди. Пойди в темницу, посети больного в больнице. Напитай голодного, напои жаждущего, одень замерзающего. Пожалей. Не будь ты безжалостным. Будь человечен. Милость оказывай.

– В притче о Страшном Суде Господь как раз и ссылается на исполнение этих простейших заповедей (см. Мф.  25:31-46). Как взаимосвязаны суд и Воскресение?

В беседе с Никодимом Господь свидетельствует: «не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него» (Ин. 3:17). Верующий в Христа спасен, а неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя единородного Сына Божия. После сошествия Христа во ад, там остались только те, кто отверг Спасителя и сам выбрал преисподнюю. Во Второе Пришествие Христа каждый сам осудит себя. Фарисеи предали Господа не потому что не узнали в Нем Мессию. Они просто не захотели Его принять. Это свободная воля человеческая, упорствующая в противлении Создателю. «Вы не хотите прийти ко Мне, – говорит Господь, – чтобы иметь жизнь» (Ин. 5:40).

– Господь не то, что фарисеям, но даже ближайшим ученикам по Воскресении говорит: «О, несмысленные и медлительные сердцем, чтобы веровать всему, что предсказывали пророки!»  (Лк. 24:25). Причем уверовать в Него Воскресшаго они смогли только тогда, когда Он преломил хлеб и дал им. Вера в Воскресение и участие в таинствах Церкви – как зависит одно от другого?

Говоря о таинствах, мы находимся в области веры. Не в области знания. Если бы это было нечто более-менее понятное, мы бы их не называли таинствами. Это всегда тайна действия Божия. Как жизнь в мире действует? Мы не знаем! Но по плодам того, что жизнь торжествует, мы говорим: она есть! Как в Святой Евхаристии совершается то, что мы исповедуем, – причащение Пречистого Тела и Крови Спаса, – мы не знаем и не узнаем никогда. Но это есть! И это ощутимо животворит нас. Также и в таинстве исповеди совершается передача человеку дара спасительной благодати. Как? Мы не знаем. Но на опыте постигаем, что условием получения дара является чистосердечное исповедание своих грехов. Не просто констатация: вот он – грех! А именно раскаяние в нем.

– Что значит раскаяние?

IMG_4989Осознание того, что этим грехом я предал, уничижил любовь Божию ко мне. Но осознать это можно, только любя Бога! Это тоже очень высокая планка исповеди. Зачастую человек, приходящий на исповедь, исповедуется не для того, чтобы быть со Христом. А со Христом быть – это значит быть там, где Христос. Крест – это скорби, гонения, боль. Нет, человек зачастую прибегает к таинству исповеди по другой причине: он любит себя, он себе где-то в тайниках души доказал, что он праведник, а грехи его выводят из числа таковых, поэтому он спешит на исповедь, чтобы опять гордо вернуться в число тех, кто чист. Какая же это исповедь?! Это кощунство. Важно отдавать себе отчет в том, чтó мною движет, когда я иду на исповедь. Я не могу пережить разлуки с Богом! – никакой другой мотив не может быть решающим в поставлении человека перед Евангелием и Крестом.

– Даже если в этот момент ты внушаешь отвращение самому себе? Бывает так, что когда бушует внутренняя буря, человек старается переждать: «Как же я таким предстану пред Христом?! – жалким, грязным, растрепанным?» – говорит он себе. Как будто сам себя может убелить и уневестить душу Христу…

Христос возлюбил Церковь, и предал Себя за нее, чтобы освятить ее… «представить ее себе славною Церковью, не имеющею пятна или порока.., но дабы она была свята и непорочна» (Еф. 5:25-27). Но то, что в Церковь входят человеки-грешники – это очевидно. Господь пришел грешных спасти. Праведникам разве необходимо покаяние? «Не здоровые имеют нужду во враче, но больные» (Мф. 9:12). Каюсь, значит, я грешник! А иначе какой тогда смысл в исповеди? В том-то он и заключается, чтобы дойти до пределов в откровении себя как грешника. Свт. Игнатий в проповеди о самоотвержении говорит, что вера в Христа только с того и может начаться, как с осознания своей греховности. Всецелой! А не по списку с пунктами доказательств: грешен тем-то и тем-то. Исток веры – не в познании догматов, а во всеохватывающем человека ощущении погибельности своего существования. Человек раскаяться может только тогда, когда узрит в себе падение всего человечества. А как же ты узришь в себе ветхость ветхого Адама, если ты выходишь из-под епитрахили с чувством глубокого удовлетворения от того, что ты снова праведник? Зачем тебе тогда Христос? Как же к Чаше идти?

– А как вообще человек к Чаше может прийти, чтобы Причаститься ни в суд и ни в осуждение?

Только по любви. В Кровь перед Причастием вливается теплота – символ того, что Господь только что эту Кровь пролил. Пролил по любви к тебе. Какое ответное действие ты можешь совершить? Ты причащаешься, чтобы соединиться со Христом. Целуешь край Чаши – как Ребро Спаса. Причащаешься, чтобы Распятый воскрес в тебе. «Сеется в тлении, восстает в нетлении» (1 Кор.  15:42). По любви и вере в Распятого наше тление наследует нетление. Как Он умер за нас, чтобы нам даровать жизнь вечную, так и мы сораспинаемся Ему, чтобы Он жив был в нас: «Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня» (Гал. 2:19-20). Это свидетельство нашей любви к Богу, точно также как пролитие Им Крови – свидетельство Его любви к нам. Это мера взаимности, на которой будет стоять Церковь и совершаться Евхаристия до тех пор, пока Он не придет.

– …судить мир! Говорят, Страшный Суд и наступит тогда, когда некому будет уже Причащаться, количество истинно Причащающихся окажется непропорционально мало, и будет он Страшным, потому что это будет Суд невостребованной любви.

Во Второе Пришествие каждый, увидев Христа, осудит себя сам. Как это будет происходить? Может быть, перед невоздержниками встанет воскресший Господь, взяв за ручки детей из Блокадного Ленинграда! И куда деться?

Тогда смерть телесная – это милость, анестезия, даже в некотором смысле алиби, чтобы Суд не застал так врасплох… Получается, чаять «воскресения мертвых», как поем в Символе веры, может только человек покаянного сокрушенного духа, – тот, кто смирен? Иначе – страшно предстать перед Спасом.

IMG_4853«Воскресение мертвых» – это восстановление того, что было утрачено в силу физической смерти. Это будет еще одно таинство любви. Человеку – каждому! Даже самому распоследнему грешнику будет даровано воскресение, приобщение к опыту преодоления смерти, он будет воссоздан во всей своей полноте: духа, души и тела. И предстанет на Суд Любви…

Но пока еще не исполнились сроки и не настало время Страшного Суда, нам открыто и другое «воскресение мертвых»: был человек-грешник – смертные грехи от того и называются смертными, что убивают для жизни вечной, – и вдруг воскрес! Покаялся. Предстал во всем своем непотребстве перед Евангелием и Крестом. Расплакался – и Ангелы возликовали! Ибо «на небесах более радости… об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии» (Лк. 15:7). Всё! Попрана в этой душе вечная смерть. Причастился – и Христос воскресает в этом человеке, и человек совоскресает вместе со Спасителем. «Если Христос не воскрес, то вера ваша тщетна» (1 Кор. 15:17), – повторим слова апостола Павла. А если Христос воскрес, то и вера наша не тщетна, и мы исповедуем возможность полного попрания человеком в себе адских начал и освобождения от зла. Тогда воля человеческая полностью соподчиняется Божественной и только в ней находит источник радости и блаженства. Когда это происходит, это и есть Воскресение. Так что даже тело того, кто этой пасхальной степени достиг, может являть эту победу над тлением и смертью. Господь вселяется в великих подвижников, даже тех, кто мог быть самым развратным, грехолюбивым из людей до своего обращения ко Христу, как та же прп. Мария Египетская, но мы свидетельствуем: сила Воскресения действует в их мощах.

– Само слово «Пасха» переводится как «переход». От чего к чему должны мы переходим?

Достаточно вслушаться в богослужебные пасхальные тексты, чтобы ощутить от чего к чему мы переходим «веселыми ногами». От смерти к жизни, из ада в Царствие Небесное, от суда к воскресению, от дьявола к Богу. Смерти празднуем умерщвление. Ныне вся исполнишася света,  небо и земля и преисподняя – да празднует убо вся тварь восстание Христово, в нем же утверждаемся. Переход от своей самости к исполнению воли Божией. Это ли не торжество торжеств? Войди в радость Господа своего. Пасха – свидетельство о возможности и готовности поменять сокровище сердца. Отдать свое сердце Христу.

Беседовала Ольга Орлова,
журнал «Покров»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дата последнего изменения: 26.02.2016