Не имамы бо зде пребывающего града, но грядущего взыскуем (Евр.13:14). Интервью прот. Георгия Климова журналу «Покров»

Troitsa_2013 187Читаем Евангелие с преподавателем МДАиС и Высших Богословских курсов при МПДА, настоятелем храма Живоначальной Троицы на Пятницком кладбище, благочинным Троицкого округа г. Москвы протоиереем Георгием Климовым.

– Отец Георгий, в чем особенность ветхозаветных пророчеств и чем они отличаются от новозаветных?

Ветхозаветные пророчества – это пророчества о пришествиях (как первом, так и втором) в мир Мессии: о том, когда Он придет, каковы признаки этого прихода – как определить, что это именно Тот, Кого ждали. Интересно, что из ветхозаветных пророчеств не всегда ясно уразумевается, что Мессия есть истинный воплотившийся Бог. В новозаветных пророчествах рефреном проходит мысль о силе и славе Христа как Бога, они, вознося мысль слушателя к Его Второму пришествию, утверждая, что не узнать Его будет невозможно, акцентируют наше внимание скорее на тех условиях, не исполнив которые, мы не сможем быть принятыми в Царство Небесной Славы.

Примечательно и то, что ветхозаветные пророчества, предуказывая Христа, всегда могут быть рассмотрены в буквально-историческом аспекте как приложение к локальному фрагменту истории израильского народа. Например, Евангелист Матфей, говоря о возвращении святого семейства из Египта, ссылается на пророка Осию: «да сбудется реченное Господом через пророка, который говорит: из Египта воззвал Я Сына Моего» (Мф. 2:15). Исторически же это слова о том, что еврейский народ, который является первенцем у Бога, был выведен Моисеем из рабства фараону.

Мессианские пророчества не всегда словесны, иногда это образы: например, Иосиф в земляной яме или в темнице (см. Быт. 37:18-24, 39:21). Иногда – это действия без слов. Но те, кто эти действия совершал, также являются пророками, например, пророк Иона. Сам Христос свидетельствует об этом: «как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи» (Мф. 12:40).

Мессианские пророчества были являемы и женщинами. Так Евангелист Матфей приводит слова пророка Иеремии: «Глас в Раме слышен, плач и рыдание, Рахиль плачет о детях своих и не может утешиться, потому что их нет» (см. Иер. 31:15; Мф. 2:18) как свидетельство о том, что Спаситель пришел.

– Кто первым проповедовал Господа в Новом Завете?

Господень Предтеча и Пророк Иоанн Креститель, взыграв во утробе матери. «И откуда это мне, что пришла Матерь Господа моего ко мне?» (Лк. 1:43) – приветствовала Елисавета Деву Марию. И Пречистая также изрекла: «величит душа Моя Господа, и возрадовался дух Мой о Боге, Спасителе Моем, что призрел Он на смирение Рабы Своей, ибо отныне будут ублажать Меня все роды» (Лк. 1:46-48) – это тоже пророчество. На Сретении Богомладенца в Иерусалимском храме присутствует, как сказано, пророчица Анна, хотя ее слов в Евангелие не приводится. Пророчество произносит и Симеон Богоприимец: «се, лежит Сей на падение и на восстание многих в Израиле и в предмет пререканий, и Тебе Самой оружие пройдет душу, да откроются помышления многих сердец» (Лк. 2:34).

Особого внимания заслуживает, конечно, деятельность Иоанна Крестителя. Он назван «гласом вопиющего в пустыне» (Ис. 40:3). Пустыня – в духовном смысле – народ израильский, а её неровности, которые следует устранить, как препятствие к пришествию Мессии – грехи человеческие, отсюда сущность проповеди и в определенном смысле пророчества Иоанна: «Покайтеся!». Пророк Иоанн по-новому заставляет человечество посмотреть на себя с неожиданной и непривычной стороны – посмотреть в глубину сердца. В свое время очень хорошо рассуждал об этом святитель Игнатий (Брянчанинов): «Иоанн заключил собою Ветхий Завет, и начал Новый, служа таким образом связью обоих Заветов. Служение Игнатия заключалась в том, чтобы приуготовить путь для имеющего явиться в самом скором времени Господа, облеченного в человечество, чтобы исправить для Него стези. Что это за путь? Какие это стези? – Это – образ мыслей человеческих; это сердечные чувствования и стремления человеков. Чтоб принять Господа, надо иметь способный для того, благоустроенный образ мыслей, чтобы принять Господа, надо иметь сердечное произволение к тому, надо иметь смиренные чувствования» (Аскетическая проповедь. Беседа об отвержении самомнения).

– А почему про Иоанна Крестителя сказано, что он предъидет пред Господом в духе и силе Илии (Лк. 1:17)?

У древних иудеев эпохи пришествия в мир Христа Спасителя учение о двух пришествиях Мессии трансформировалось в учении о единственном пришествии Господа. А по преданию ветхозаветного иудейства, базирующегося на факте взятия Илии живым на Небо и на пророчествах великих пророков, перед Пришествием Христа должен прийти пророк Илия. Но ведь Илия-то перед первым пришествием не пришел. И Господь, зная о мании компетенции ветхозаветных книжников, не мог сказать: «Вы просто не поняли. Я должен дважды прийти».

Первый раз об Илие, сравнивая его с Иоанном Предтечей, Господь упоминает после того, как отправляет посланных к нему Иоанном узнать о Его Мессианстве: «От дней же Иоанна Крестителя доныне Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его, ибо все пророки и закон прорекли до Иоанна. И если хотите принять, он есть Илия, которому должно придти» (Мф.11:12-14). Второй раз, – когда Петр, с одной стороны, исповедовав Его Христом, Сыном Бога Живаго (Мф. 16:16), а с другой, понимая, что своими словами входит в противоречие с общепринимаемым преданием, с недоумением спрашивает: «как же книжники говорят, что Илии надлежит придти прежде?» На это «Иисус сказал им в ответ: правда, Илия должен придти прежде и устроить все; но говорю вам, что Илия уже пришел, и не узнали его, а поступили с ним, как хотели; так и Сын Человеческий пострадает от них. Тогда ученики поняли, что Он говорил им об Иоанне Крестителе».

Хотя на самом Фаворе присутствовал и собственно Илия.

– Почему новозаветные пророчества всегда даются в контексте призыва к покаянию?

На примере проповеди Иониной ниневитянам можно сказать, что у пророчества есть только один шанс для того, чтобы не сбыться – это покаяние и исправление: в этом случае его исполнение отодвигается на более поздний срок. Структура новозаветных пророчеств такова: призыв о том, что Царствие Божие приблизилось: необходимо сделать выбор. Это относится как к каждому конкретному человеку, так и к народу. Потом начинаются слова о том, что будет, если покаяния не будет принесено. Человеку же всегда интересно: «А что будет? Я вот не буду каяться…» Далее уже следует иллюстративная часть.

Сидят ученики со Спасителем близ Вифании на Елеонской горе: Скажи нам, когда это будет (разрушение Храма и гибель Иерусалима – ред.)? и какой признак Твоего пришествия и кончины века?. Иисус сказал им в ответ: берегитесь, чтобы кто не прельстил вас (Мф. 24:3-4). Важно отметить, что в сознании апостолов гибель Иерусалима соединяется со Вторым Пришествием Христа. И Христос не исправляет их заблуждения (см. Мф. 24, Мк. 13).

– Почему?

С одной стороны, одно является прообразом другого. Осада Иерусалима – это прообраз тех страданий, которые будет испытывать человечество перед Вторым Пришествием в мир Христа, – страданий от греха. Кто будет осаждать человечество? Страсти людские и падшие духи, которые будут выпущены, как сказано в Апокалипсисе, из бездны (Апок. 9:2). Не будет ни пищи, ни пития духовных. Мерзость запустения, реченная через пророка Даниила, на которую ссылаются Евангелисты, относилась именно к гибели Иерусалима, хотя для любого очевидно, что это символ, указующий на нечто большее.

С другой стороны, здесь же Господь говорит: «О дне же том, или часе, никто не знает, ни Ангелы небесные, ни Сын, но только Отец. Смотрите, бодрствуйте, молитесь, ибо не знаете, когда наступит это время » (Мк.13:32-33). И вопрос встает ребром: Как может такое быть, чтобы Сын не знал, когда это будет? В сокрытии сроков кончины мира блаженный Феофилакт Болгарский видит воспитательный момент: нельзя расслабляться, необходимо трезвенно готовиться. Способность к покаянию лежит в свободной воле человека, которая является непосягаемой даже для Бога. В этом смысле, действительно, никто не может знать, сколько будет способно человечество к покаянию, сподвигая себя на это свободным волеизъявлением.

– В Евангелие сказано: «Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня; а если иной придет во имя свое, его примете. Как вы можете веровать, когда друг от друга принимаете славу, а славы, которая от Единого Бога, не ищете?» (Ин. 5:43-44). Эти слова являются пророчеством?

                «Здесь, – говорит Златоуст, – Христос намекает на антихриста… Он ничего подобного не будет говорить, то есть, что послан от Отца, что пришел по воле Его, но совершенно, напротив, насильственно будет похищать не ему принадлежащее, и называть себя богом на всеми». «Его примете, – добавляет блаженный Феофилакт. – Это с вами случится за то, что он пообещает вам славу житейскую, которой вы ищете». Но в словах Господа принципиально важно и другое. Он упреждает нас откровением о том, что явление антихриста предуготовят не внешние причины, а искажение человечеством учения о спасительной вере. Суть этого учения очень проста: таинство истинной веры зиждется на любви к Богу. Такая любовь не совместима с самолюбием, потому что требует жертвенности. Не имеющий жертвенной любви, чтó бы ему ни казалось, верит в кого угодно, но только не во Христа Спасителя.

В этом смысле, мы можем говорить и о другом. Всем нам хорошо известно выражение о том, что благодаря Церкви продолжается жизнь мира. И это действительно так, потому что именно Церковь Православная хранит и доводит до людей истинное учение о спасении, которое целиком и полностью зиждется на призыве к отвержению себя и отдания славы Богу, иными словами, – на призыве к покаянию. И пока люди каются, дальше и дальше отодвигается эта страшная последняя черта. Но когда количество верных, то есть истинно кающихся, сократится до такого минимума, что Богу будет неоправданно держать Вселенную и продолжать историю земного бытия, Создатель эту историю прекратит. Совершится Страшный Суд.

– Почему различают Царство Славы, которое наступит, и Царство Благодати, которое уже открыто каждому из нас?

В Евангелие есть учение о Царствие Божием, а есть понятие о начатках этого Царствия. Если Царство не начнется для нас здесь, то и в пакибытии оно не сможет продолжиться или раскрыться. Царство Славы наступит после Страшного Суда, когда человек сможет предстать перед Богом уже воскрешенным. Душа тогда воссоединиться с новой духовной плотью, которую воссоздаст Господь. В самом Евангелии нет четко развитого учения на сей счет. Это, пожалуй, в евангелии от Иоанна выражения, начинающиеся словами: «грядет час и ныне есть» или «наступает время и настало уже». А в евангелиях синоптических это слова Иисуса Христа: Говорю же вам истинно: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие (Лк. 9:27). Конечно, в первую очередь, это слова о Преображении, когда Господь явил Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем (Мф.16:28) на Фаворе, явил ту Славу, на которую уповали апостол Петр, «по-человечески» жалеющий Христа (Мф. 16:22-23), и братья Зеведеевы, когда подступили с просьбой дать сесть одному по правую, а другому по левую сторону от Господа во Царствии Его (Мк. 10:37). Именно этим троим ученикам Иисус и открыл опыт грядущего.

С другой стороны, никто нас не может лишить возможности понимать вышеприведенное выражение в широком смысле слова: это те, кто по взаимной своей любви к Богу покаянием, верностью и исповеданием открыли в себе «блаженство чистых сердцем», приуготовившись к Сретению Христа, засвидетельствовав истинность слов Спасителя «Царство Божие внутрь вас есть» (Лк.17:21). Опыт Фаворского Света – это уже приобщенность к Царству Славы, в которое Господь призывает всякого, а, значит, это Царство может быть доступно каждому. Но самое важное, что начатком этого Царства на земле и является Христова Церковь – то Царство благодати, без которого не спастись.

Беседовала Ольга Орлова

Покров, №10, 2013. В оглавлении: «Протоиерей Георгий Климов. Пока люди каются, отодвигается последняя черта. С. 50″.

 

Дата последнего изменения: 21.02.2016