Свобода по-евангельски. Интервью протоиерея Георгия Климова журналу «Покров»

prot_Georgiy_KlimovУчимся видеть, слышать и уразумевать сердцами Благовестие Христа вместе с преподавателем Священной истории Нового Завета МДАиС и Высших Богословских курсов МПДА благочинным Троицкого округа Москвы протоиереем Георгием Климовым.

 – Отец Георгий, что в Евангелии говорится о свободе человека?

– Евангелие предлагает свободу человеку, но свидетельствует о его несвободе: человек находится в рабстве из-за искаженных представлений о Боге, о мире, о себе самом. «Если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин. 8, 31-32), – говорит Христос. Евангельская свобода – это свобода от рабства греху: «всякий, делающий грех, есть раб греха. Но раб не пребывает в доме вечно; сын пребывает вечно. Итак, если Сын освободит вас, то истинно свободны будете» (Ин. 8: 34-36).

– Для чего был дан Ветхозаветный закон?

– Моисей получил скрижали спустя 400-430 лет после обетования Аврааму о спасении человека. Люди оказались настолько нравственно слабы, что понадобилось оградительное средство, чтобы избранному народу дожить до времен исполнения обещанного. Апостол Павел доказывает, что закон был временной мерой, обнаруживающей грех, делающей его живым. Сами умертвить грех люди в себе не могли. Для этого и потребовалось Боговоплощение. Не знавший греха Христос делается для нас «жервою за грех» (дословно по подлиннику – «грехом»), чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом (2 Кор. 5:21). Безгрешный берет на Себя грех мира, чтобы связать его, пригвоздить ко Кресту.

– Господь освободил нас на Кресте, но как каждому из нас усвоить этот дар свободы, принесенной Христом человечеству?

22c7e0b344aced0869fa3663b229dd11_XL– На вопрос богатого юноши: «что я должен сделать, чтобы наследовать жизнь вечную»? Господь отвечает просто: «соблюди заповеди» (Мф. 19:17). Это требуемое от каждого из нас условие нашего спасения. Хранение заповедей своим критерием имеет любовь: всем сердцем, и всею душею, всем разумением – к Богу; и к ближнему своему – как к самому себе (Мф. 22:37,39). Это две заповеди, на которых утверждается весь закон и пророки (Мф. 22:40). Если исполняя заповеди, которые и нацелены на возвращение человека к Богу, я, встретившись с Ним, вдруг «отошел с печалью» (Мф. 19:22), как это случилось с богатым юношей, значит, что-то во мне не так.  Если исполняя заповеди, я начинаю ненавидеть ближнего, значит, жизнь моя требует пересмотра…

– А как же: «если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником» (Лк. 14:26)?

– Это уже Новый Завет: в христианстве в центр поставляется уже не сам человек как мера (возлюби ближнего как самого себя), но Христос. Своим ближайшим ученикам на Тайной вечери Господь дал новый критерий любви: «любите друг друга; как Я возлюбил вас» (Ин. 13:34). Поэтому «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин 15:13).

– Чем свобода человека во Христе отличается от свободы до пришествия в мир Спасителя?

– Человек теперь свободен не грешить, если он грешить не хочет. Вне благодати любой человек насилуется от греха, он вынужден раболепствовать греху даже тогда, когда это противно его естеству и сознанию. «Отпустить измученных на свободу» (Лк. 4:18) и пришел Господь. Однако слова этого Мессианского пророчества о Христе пророка Исайи: «Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня благовествовать нищим, и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу, проповедовать лето Господне благоприятное» (Лк. 4:18-19), которые прочитал Иисус о Себе в Назаретской синагоге, как мы помним, вызвали ярость у Его соотечественников, так что они даже повели Его на гору, чтобы свергнуть, но Он, пройдя посреди них, удалился (Лк. 4:28-30).

Человек может грешить и по собственному желанию, срастворив свою волю с дьявольской. Про таких Христос прямо говорит: «Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего» (Ин. 8:44).

«А тем, которые приняли Его [Христа], верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими, которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились» (Ин. 1:12-13). Далее в беседе с Никодимом Господь говорит о рожденных от Духа (Ин. 3:8). А «где Дух Господень, там свобода» (2 Кор. 3:17). В основе Евангельской свободы – благодать Духа Святаго, оправдывающая человека вне дел закона. Теперь все, что делает человек, чтобы наследовать жизнь вечную, он делает не по закону, а по любви ко Христу.

– Если ветхозаветный закон «детоводитель ко Христу» (Гал. 3:24), а «конец закона — Христос» (Рим. 10:4), то в чем для христианина выражается полнота возраста Христова?

– На признание богатого юноши относительно соблюдения заповедей: «все это сохранил я от юности моей» (Мк. 10:20), Христос отвечает: «пойди, все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи, последуй за Мною, взяв крест» (Мк. 10:21). В Евангелии от Матфея Христос предваряет Свои слова обетованием: «если хочешь быть совершенным» (Мф. 19:21) – Господь оберегает свободу человека: предлагает ему возможность, оставляя выбор за ним самим. В Евангелии от Марка за признанием юноши следует уточнение: «Христос, взглянув на него, полюбил его» (Мк. 10:21).

– А юноша отошел c печалью… Как в Евангелие взаимосвязаны свобода и любовь?

– Любить может только свободный. Если человек не способен любить, значит он не свободен. Ему нужен Некто, Кто освободит его. Но освободит только в том случае, если в нем еще хотя бы только тлеет способность любить. Помните, притчу о званных на брачный пир в Евангелии от Матфея: Божию человеколюбию можно только удивляться, ибо сказано, что позвали «всех, кого только нашли, и злых и добрых» (Мф. 22:10), и привели на пир. Но нашелся некто, кто был не в брачной одежде, кто молчал на вопрос к нему Царя, то есть не отвечал на любовь и милость. Тогда сказано, что Владыка повелел: «связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов» (Мф. 22:13).

Именно в любви – смысл и исполнение свободы. Господь по этой причине никого и не привлекает к Себе насильно. Даже когда Он совершает чудеса, а люди не принимают Его, Он разворачивается и уходит, ничего не говоря и не объясняя им (Мф. 8:34). Он и с учениками общается, как с друзьями, постоянно предлагая им выбор: следовать за Ним или уйти.

В беседе о Хлебе жизни Господь ясно противопоставляет множеству дел Богоугождения по закону Моисееву – одно только дело: «Вот дело Божие, чтобы вы веровали в Того, Кого Он послал» (Ин. 6:29) и в качестве осуществления этой веры предуказывает Таинство Причащения: «истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день» (Ин. 6:53-54). Эти слова принять можно только верою. Иначе мы окажемся в числе тех многих, кстати, учеников, которые Тайной Христовой: «Я есмь хлеб жизни» (Ин. 6:35), соблазнились: «какие странные слова! кто может это слушать?» (Ин. 6:60) и отошли от Него.

Любовь как исполнение свободы всегда предполагает доверие. Если доверия нет, значит, нет и любви. От того-то  Господь, никого не удерживая, повернулся и у оставшихся учеников спросил: «не хотите ли и вы отойти?» (Ин. 6:67). «Господи! К кому нам идти?» (Ин. 6:68), – ответил Петр. В этом и состоит для многих сложность христианства – так как это постоянный добровольный выбор следования за Христом и возрастания в любви.

«Бодрствуйте и молитесь» (Мк. 14:38), – чтобы никто не похитил дара любви ко Христу, как залога единения с Ним, а значит, и условия спасения. «Симон Ионин! любишь ли ты Меня?» (Ин. 21:15) – будет трижды спрашивать потом Воскресший Господь у Петра.

Удостоверение в любви к Богу верующему необходимо на каждом шагу! Но и взамен подаются откровения: в любви, в ее способности развиваться, приходить от силы в силу (Пс. 83:7), приносить плоды: «Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание» (Гал. 5:22-23).

Однако автоматически без свободного волеизъявления человека, без его потребности, жажды, просьбы в христианстве ничего не происходит. Уже в этом смысле человек должен быть живым – то есть чутким и свободным в своих проявлениях. Потому что отношения со Христом – это отношения доверия и ответственности.

– А в чем наша ответственность, если всю ответственность за наши грехи, уже взял на Себя Христос?

– «Не бо врагом Твоим тайну повем…» – какую тайну и каким врагам? В этих словах Церковь исповедует, что любой грех – это предательство против Тайны Любви. И, не раскаявшись в этом, мы наивно будем полагать, что, подходя к Чаше, становимся причастниками Тела и Крови Христовых.

«Все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись… – пишет апостол Павел, – нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Гал. 3:26-28). Из этих колоссальных по важности слов очевидно, что значение веры сказывается, во-первых, в том, что верующие по вере во Христа усыновляются Богу (стт. 26-28). Все человеческие различия стираются, и все верующие становятся едины во Христе. В ст. 28 русский перевод: «вы одно во Христе», по замечанию исследователей, не совсем точно отвечает подлиннику. Лучшие рукописи имеют: «вы один человек». Этот один человек есть Христос.

Апостол Павел неоднократно говорит о Церкви как Теле Христовом, тогда и только тогда: Христос посреди нас…

– И есть и будет!

– Живой среди живых, когда мы в жизни своей реализуем соборное единство во Христе. Иначе странно, что Господь распялся за нас, а один преступник осуждает другого, Он претерпел позор, а мы хвалимся друг перед другом, заплатил за наc цену неоцененную, а мы корыстны и жадны. Апостол Павел говоря: «Когда вы собираетесь в Церковь…» (1 Кор. 11: 18) – имеет в виду вовсе не то, что мы можем подразумевать, входя под своды храма. На поверку дня оказывается, что в силу нашей разобщенности и индивидуалистичности мы очень далеки от истинного понимания этих слов – слов об осуществлении Церкви как Тела Христова.

Не имеют ли эти проблемы в истоках своих ложное понимание нами власти и свободы внутри общины? Что говорит Господь?

– «Вы знаете, что князья народов господствуют над ними, и вельможи властвуют ими; но между вами да не будет так: а кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом» (Мф. 20:25-27). Подлинная свобода во Христе обретается в жертвенном служении друг другу.

Господь Сам Себя показал нам в зраке раба, что было предсказано о Нем еще в пророчествах Исайи  (Ис. 53:11), и всем нам именно через образ раба неоднократно заповедал бодрствовать и трезвиться. В древнем мире раб – это тот, кто не знает своей воли, знает только волю господина своего. Так и Христос пришел исполнить не Свою волю, но волю Пославшего Его (Ин. 6:38 и др.). Он и нам вручил в словах молитвы «Отче наш» образ, по сути, Cвоего гефсиманского послушания: да будет воля Твоя! (Мф. 6:10).

Христианство исповедует внутреннюю свободу во Христе, которая достигается через внешние ограничение и отказ. Власть внешнюю Христос отвергает в числе прочих искушений от диавола (Лк. 4:6-8).

– От каких подмен, связанных с утерей духовной свободы, а следовательно и возможности быть со Христом, предостерегает нас Евангелие?

– «Берегитесь закваски фарисейской и саддукейской» (Мф. 16:6), «закваски Иродовой» (Мк. 8:15), – говорит Он. Закваска фарисейская – это лицемерие, когда человек всего себя истрачивает на то, как он выглядит во вне. Слишком заботится о своем положительном позиционировании, как бы сказали сегодня. Превращает самого себя в идола, сам делается идолопоклонником и ожидает поклонения от других. Господь же напротив нам завещал служить каждому как Ему Самому: «алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне… истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф. 25:35-36,40). Итак, нарцистичное фарисейство – это первая опасность для нашей духовной свободы.

Что значит закваска саддукейская? Саддукеи, как мы знаем, были людьми, любящими независимость и под этим предлогом перекраивали весь мир под себя. Как это несовместимо с Крестом Христа! Здесь Господь нас оберегает от соблазна свободомыслия и плотоугодия – это вторая опасность, которая угрожает свободе духа.

Третья иродова закваска – это «ловушка» предпочтения религиозным интересам интересов политических. Мы ведь знаем, что многих пострадавших в годину лютых гонений в XX веке Церковь не смогла канонизировать именно по той причине, что к их деятельности примешивались какие-то политические мотивы, что свидетельствует о частичной  потере истинной свободы, а следовательно, и любви ко Христу.

– Что в Евангелие говорится о свободе Христа?

– Свобода Христа реализуется в послушании Отцу Небесному. В силу этого Он независим ото всех и ото всего в этом мире, – может запросто пройти сквозь разъяренную толпу (Лк. 4:30), потому что еще не пришел Час Его, но созависим от воли Пославшего. Если через непослушание Адама грех входит в мир и производит это великое расстройство Вселенной, то через предельное послушание Нового Адама – даже до смерти, смерти же крестной (Фил. 2:8) – совершатся исправление всего. Смерть из наказания за грех обращается в средство спасения человечества. «Ибо крепка, как смерть, любовь» (Песн. 8:6). Только она может побороться со смертью и умертвить ее.

– Любви не может быть не взаимной, иначе – это распятие?

– И взаимная любовь после Жертвы Христовой – сораспятие Ему. Нам каждому постоянно предлагается испытать себя: в чем мера моей несвободы? что мне мешает ответить любовью на любовь Распятаго за меня? Апостол Павел на любовь Христову ответил так: «Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал 2:19-20). Умение соподчинить свою волю, которая в силу моей субъективности искажена, воле Божественной, это как раз то мужество и решимость поступить не так, как я хочу, а так, как того требует от меня жизнь во Христе, пребывание в слове Его.

– Даже если это чревато физической расправой?

– «Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить, – наставляет Господь Своих учеников, – а бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геенне» (Мф.10:28). Здесь как раз Господь и призывает нас сделать все, чтобы свою свободу во Христе не утерять – то есть не согрешить, не вернуться в рабство греху. Поэтому подвижники и говорили: «Лучше умереть, чем согрешить» (прп. Серафим Саровский). Даже если тебе угрожает смерть, не бойся ее, только сохрани свою свободу – истинную веру в Господа Иисуса Христа, Сына Божия.

Журнал «Покров». 2013. №7

Дата последнего изменения: 21.02.2016