Евангельское учение о браке. Интервью прот. Георгия Климова журналу «Покров»

prot_Georgiy_KlimovИменно брак, по мнению Адама, стал причиной разлучения человека с Богом: «жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел» (Быт. 3:12). И Евино прельщение «будете, как боги» (Быт. 3:5) – не есть ли попытка создания автономной от Бога семьи? О браке в свете Евангельского учения –  беседа с преподавателем Священного Писания Нового Завета МДАиС, благочинным Троицкого округа г. Москвы протоиереем Георгием Климовым.

Отец Георгий, чем Новозаветное учение о браке исполняет Ветхозаветное?

В Евангелии Господь возводит учение о браке на новую максимально доступную для человека высоту. Когда фарисеи подходят к Господу и, искушая Его, спрашивают: «по всякой ли причине позволительно человеку разводиться с женою своею?» (Мф. 19:3), – Он отвечает: «Моисей по жестокосердию вашему позволил вам разводиться с женами вашими» (Мф. 19:8). Брак был дан как школа любви, а жестокосердие свидетельствует о том, что брак извращен: супруги стали совершенствоваться не в любви, а во зле. Однако Спаситель указывает, что есть только одна причина, по которой допустим развод, – это вина прелюбодеяния. Толкователи поясняют, что в данном случае развод является лишь констатацией того, что брак уже разрушен. В ином случае: «кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот, – говорит Господь, – прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует» (Мф. 19:8). Потому что «Сотворивший вначале мужчину и женщину сотворил их» (Мф. 19:4) – для брачного союза одного мужчины с одной женщиной, абсолютного и постоянного единения, чтобы не впасть ей в искушение, как это случилось с Евой в Раю (Быт. 3:1-6).

Выслушав Господа, даже апостолы сказали: «Если такая обязанность человека к жене, то лучше не жениться» (Мф. 19:10).

«Не все вмещают слово сие, но кому дано» (Мф. 19:11), – отвечает Господь и далее развивает учение о девстве: «…есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного» (Мф. 19:12). Но и истинный брак невозможен без Божественной благодати. Это выше сил падшего человеческого естества – хранить верность и любовь даже по отношению к самому близкому человеку. Ибо «оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью» (Быт. 2:24; Мф. 19:5). У одного подвижника благочестия спросили: «Чем отличается брак от любодеяния?» (для современности это очень актуальный вопрос). И он ответил: «На первый взгляд немногим: в любодеянии нет третьего, Благословляющего».

Однако есть подстрекающий ко греху.

Да, и апостол Павел говорил: «Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим» (1 Кор. 7:5). Рассуждая о том, зачем вообще человек вступает в брак, он отмечал: «если не могут воздержаться, пусть вступают в брак; ибо лучше вступить в брак, нежели разжигаться» (1 Кор. 7:9). И там же: «во избежание блуда, каждый имей свою жену, и каждая имей своего мужа» (1 Кор 7:2). Таким образом, в Новом Завете брак рассматривается в качестве подспорья для жизни в воздержании. 
Господь в Нагорной проповеди говорит: «Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (Мф. 5:27-28). Новозаветный брак призван венчать человека на царство – владычество над своими страстями, похотью. Церковный учитель II в. Климент Александрийский в «Строматах» говорит о том, что идеал христианского брака требует, чтобы муж избавился от похоти даже к своей собственной жене. Это та высота брачных отношений, которая задана в Евангелие. «Невозможное человекам возможно Богу» (Лк. 18:27). Благодатный освященный Церковью брак способен подготовить человека к жизни в Царствии Небесном. Поэтому на вопрос саддукеев о семи мужьях одной жены (Мф. 22:23-28) Господь отвечает: «в воскресении ни женятся, ни выходят замуж, но пребывают, как Ангелы Божии на небесах» (Мф. 22:30). Верующий человек, готовясь к пакибытию, должен очиститься от всякой скверны плоти и духа. В частности, преодолеть свою похоть, которая гнездиться в глубинах нашего падшего естества.

 Апостол Павел пишет: «не Адам прельщен; но жена, прельстившись, впала в преступление» (1Тим. 2:14). Адам же по сути предал Бога из-за супружницы, что неоднократно повторяется в Ветхом Завете даже среди самых праведных Богопочитателей: царь Давид ходил пред Богом, а из-за Вирсавии сделал «зло в очах Господа» (2 Цар. 11:27), царь Соломон – сама премудрость, и тот из-за женщин помрачился в разуме. Чему учит Евангелие?

«Если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником» (Лк. 14:26). В Новом Завете в центре жизни человека – Христос, и абсолютно все должно быть направлено ко Христу, совершаться ради Христа. В том числе – брак. И это залог крепости и спасительности брачных отношений. Человек в новозаветном браке призван к спасению собственной души и душ всех своих домочадцев.

У апостола Павла сказано: «жене глава – муж», но это при том, что «всякому мужу глава Христос» (1 Кор. 11:3). Жена идет за мужем, если в нем сияет Христос, а если не сияет, за кем идти-то?

Трагедия современных христиан состоит в том, что многие приходят ко Христу уже будучи в браке. Если верующая, выйдет замуж за неверующего – ответственность исключительно на ней. Другое дело, если замужняя женщина воцерковляется. Здесь всегда необходимо искать компромисс – не с совестью, а по ситуации. Для женщины главное не отпугнуть домочадцев от христианства своим фанатизмом, а наоборот явить всю красоту Православия. Сказано же у апостола: «Жены, повинуйтесь своим мужьям, чтобы те из них, которые не покоряются слову, житием жен своих без слова приобретаемы были, когда увидят ваше чистое, богобоязненное житие» (1 Пет. 3:1–2). Когда муж почувствует, что по отношению к нему и к детям чувства его супруги изменились, стали светлее, теплее, то он и без вероучительных наставлений рано или поздно все поймет, и сердце его откликнется на истину. Но все-таки в каждом конкретном случае все должно решаться индивидуально при совете опытного духовника.

Ветхий Завет знал безусловное подчинение женщины мужчине. А в Новом Завете сказано: «несть ни мужеский пол, ни женский: вcи бо вы едино есте о Христе Иисусе» (Гал. 3:28) – то есть подчинение имеет смысл, пока единения со Христом не состоялось?

«Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее… Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа» (Еф. 5:25,33). Святитель Феофан, толкуя последние слова, объясняет: страх жены перед мужем – сродни здесь страху Божию, это боязнь обидеть, оскорбить его любовь к ней. Когда муж и жена любят друг друга, никаких вопросов о субординации уже не возникает. Каждый полагает душу свою (в смысле: жизнь) за другого. А там, где есть самопожертвование, всегда – мир, согласие и полное взаимопонимание. Заповедь на то и дана, чтобы отношения возвести к идеалу.

Какие в Евангелии даются образы брачных союзов?

Евангелие мало говорит о брачном союзе, но о браке говорит. Первое чудо Господь совершает на Браке в Кане Галилейской. Самим Своим присутствием на свадьбе Христос уже утверждает святость брачных уз. Апостол Павел говорил, что в последние времена брак будут считать скверной. Но Церковь всегда будет держаться Евангельского учения о том, что брак есть установление Божие. Начинаясь с естественного влечения брачующихся друг к другу, брак должен «воду» человеческих отношений преобразить в «вино» богообщения. Вода прозрачна – это символ чистоты. А может быть, слез и пота – терпения и труда. Вино имеет цвет крови. Предполагает самопожертвование супругов. Так в христианском браке человек, учась жить для другого, приобщается подлинной жизни во Христе, и брачная любовь претворяется в духовную. Помните, как домоправитель сказал жениху: «Лучшее вино сберег доселе» (Ин. 2:10).

Почему в Ветхом Завете доминируют образы  брачной любви между мужчиной и женщиной, а в Новом Завете, как Вы сказали, образов брака мало, и брачная символика обращена уже в сферу духа?

Иудеи потому так тщательно блюли заповедь: «плодитесь и размножайтесь» (Быт. 9:1), что ждали Воплощения Мессии. И каждый надеялся, что он так или иначе послужит орудием Промысла Божия в исполнении обетований. Девство считалось отклонением от нормальной жизни, отсутствие детей – проклятием. Обет девства мог даваться только на время, а после срока его истечения назареи возвращались к обычной, в том числе брачной жизни. Новый Завет открывает перед человеком недосягаемую ранее высоту святости, указывает ту небошественную стезю, по которой осуществляется возвращение в Царствие Небесное. А образом Царствия Небесного в самом Евангелии и для святых отцов как раз является символика брачного пира.

Мы привыкли к тому, что материальный мир со всеми его отношениями – есть прообраз духовного. Родители даны детям во образ отношений с Самим Богом: слушаясь и чтя отца и мать свою ребенок с детства навыкает послушанию Отцу Небесному. А что из сферы духа прообразует собой брачный союз мужа и жены?

«Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви» (Еф. 5:32), – пишет апостол Павел. Брачный союз прообразует брак Агнца Христа с Невестой Церковью. В Евангелии Господа часто именуют Женихом. Иоанн Креститель свидетельствует своим ученикам, что он есть друг Жениха (Ин. 3:29). Сам Христос на вопрос фарисеев и учеников Иоанна Предтечи: «почему мы и фарисеи постимся много, а Твои ученики не постятся?» (Мф. 9:14), – отвечает: «могут ли печалиться сыны чертога брачного, пока с ними жених?» (Мф. 9:15) Точно так же Господь в притче о десяти девах, называет Себя Женихом, Который замедлил (Мф.25:1-13). Это уподобление Христа Жениху свидетельствует только об одном – истинные отношения со Христом могут быть только у того, кто Христа любит, уневещивает свою душу Христу.

Как уневестить душу Христу?

Очищением через покаяние и жертвенным исполнением заповедей Христовых. Сначала заповеди показывают нам, насколько мы немощны и в плане своего внутреннего, а может быть, и внешнего опыта нечистоплотны, затем помогают возжелать чистоты, которая в свою очередь уже ходатайствует за человека о получении им дара Божественной Благодати как возвращении брачных одежд.

Можно ли говорить о том, что существует определенная взаимосвязь между тем, что в Четвероевангелии Церковь уподобляется Невесте, а в Апокалипсисе, например, о ней говорится уже как о жене, находящейся в муках рождения (Откр. 12:1-2)?

Этот образ появляется уже в конце Евангелия от Иоанна, когда на Тайной вечери Господь перед Своими Страстями, предрекая и апостолам гонения, ободряет их: «Истинно, истинно говорю вам: вы восплачете и возрыдаете, а мир возрадуется; вы печальны будете, но печаль ваша в радость будет. Женщина, когда рождает, терпит скорбь, потому что пришел час ее; но когда родит младенца, уже не помнит скорби от радости, потому что родился человек в мир» (Ин. 15:20-21). Апостол Павел пишет в Послании к Галатам: «Дети мои, я снова в муках рождения, покуда не изобразится в вас Христос» (Гал. 4:19). В православной богословской традиции наряду с образом Церкви – Невесты Христовой – важен образ Матери-Церкви. Также и человек, когда он соединился с Господом, уже не может не рождать в благодатную жизнь других: «которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились» (Ин. 1:13). «Стяжи дух мирен, и тысячи спасутся вокруг тебя», – говорил преподобный Серафим Саровский.

Каждый христианин переживает в своей жизни осуществление Евангелия, когда поначалу Господь близь есть, а потом как бы отступает, оставляя человека одного – будто, возносясь на Крест, привлекает к Себе…

Святитель Игнатий (Брянчанинов) писал: твоя вера не будет истинной до тех пор, пока ты не восчувствуешь того, что вдовствуешь душой ко Христу. Если мы всмотримся в жития святых, то увидим, что их подвиг и святость определялись тем, как они чувствовали и осознавали, что в их жизни должен быть Христос, но Его не было. Почему преподобный Серафим Саровский 1000 дней и ночей молится на камне?

Потому что впустил в душу помысел, что достоин настоятельства. И Господь от него отступил, Он смиренный.

Преподобный Серафим каялся. Он не какой-то благочестивый обряд совершал, чтобы удостоиться за свое стояние чего-то взамен, а воздевал свои руки, как на распятии. «Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал. 2, 19-20). Только так мы можем соединиться со Христом. И в этом печаловании подвижника – глубочайшая потребность его души слиться с Тем, Кого душа ищет. Ничего не надо – только быть со Христом! И сораспятие желанно, потому что избавляет от этой муки разлучения с Любимым. Образ такой любви мы найдем в человеческих отношениях. Например, девушка любит молодого человека, и он ее любит. Вдруг этот самый желанный для нее человек из ее жизни исчезает. И ей тогда уже ничего не хочется: ни есть, ни спать, вообще ничего, а только встречи с тем, кого она утеряла. «Придут дни, когда отнимется у них жених, и тогда будут поститься» (Мф. 9:15)

То есть Господь отступает необязательно вследствие какой-то измены Ему, духовного прелюбодеяния?

Да, иногда Господь отступает, чтобы мы пришли в достоверное познание этой величайшей трагедии человечества. У нас в жизни много развлекающих моментов: от плоти, от мира, от бесов. А подвижник, когда ему открывается смысл, он только «на единого взирает Бога, Бога единого желает, Богу единому прилежит, Богу единому угодить старается» (преподобный Феодор Студит). Когда преподобному Силуану открылась любовь, явленная человечеству во Христе, тогда все, чем может дорожить человек в этом мире, превратилось в ничто. Святитель Игнатий (Брянчанинов) писал, что отступление Господа от христианина, оставление его – всегда свидетельствует самому подвизающемуся о превысшей все и вся драгоценности отношений со Христом, и поскольку дар неоценим, то и приобретается он через такие пот и кровь, пролив которые, подвижник уже никогда не отступится от Приобретенного через такой подвиг. То, что легко приобретается, легко и теряется. Все подвижники шли по этой узкой стезе  болезнования, самоотречения, стеснения и скорбей. «Христовою любовью уязвися преподобный», – мы часто слышим эти слова. А что такое язва? Это открытая кровоточищая рана. Любовь ко Христу – да так, чтобы душа в кровь! И по-другому возлюбивший Распятого не может. Каково сокровище, таков по сложности и путь к нему. «Но, – восклицает один подвижник благочестия, как много людей опьяненных собой, и как мало – раненных насмерть любовью к Богу!»

Может быть, есть еще путь: обратиться и стать, как дети (ср.: Мф. 18:3), чтобы Господь сжалился и снизошел к нашему немощствующему младенчеству?

Сегодня зачастую самый важный для верующего человека вопрос: как стать духовным? Если духовен, я как будто уже спасен. А ребенок он вовсе не мучается вопросом: духовен он или не духовен. Он просто живет. Такой, какой есть. Ему плохо – он плачет, хорошо – смеется, голоден – просит покушать, сыт – песни поет. Вот эти предельно простые без всякого надевания масок доверчивые и любвеобильные отношения дитя к родителям и есть то, к чему мы должны вернуться в общении с Богом. Поэтому, когда мы пересказываем жития святых или пытаемся кому-то описать старца, мы просто говорим: «Да он, как ребенок!» Никакой лжи, никакого лицемерия.

Считается, что дети не исповедуются до семи лет, потому что у них просто нет разграничения на внешнюю и внутреннюю жизнь: каков он внутри, таков и снаружи. Зачем исповедоваться: все на виду. Однако почему Евангелие заповедует таится? Жизнь с Богом должна быть по-детски непосредственной, но при этом сокровенной, о ней вообще никто вокруг не должен догадываться.

Одной из самых серьезных проблем человека является тщеславие. Тщетно славимся. В то время как человек должен быть прославлен от Бога: «и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Мф. 8:4). Воздаст таким обилием благодати, что человек будет переживать присутствие Бога и Его блага как реальность. Но когда человек не может этого достигнуть, он из-за уныния пытается заменить истинное благо на нечто компенсирующее. Это могут быть внешние похвалы: да ты святой, как ты выглядишь, Дух Святой в тебя вселился, да ты духоносец, – и для человека этого часто бывает достаточно. Но тогда на этих людях сбываются слова: «они уже получили свою награду» (Мф. 6:5). Христос принципиально и категорически призывает все свои возможности и способности в деле богообщения прятать, чтобы не увидел тебя другой. Помните, Христос говорит: «Как вы можете веровать, когда друг от друга принимаете славу, а славы, которая от Единого Бога, не ищете?» (Ин. 5:44). То есть человек не может истинно, правильно верить во Христа, если ищет славы от людей.

Святитель Игнатий (Брянчанинов) писал, что когда бумага пропитана маслом, она уже не принимает в себя воды, – объясняя тем самым, почему у человека, когда Он с Богом, нет влечения к лицам противоположного пола. Точно также ребенок не знает проблемы пола – половинчатости, он целостен. Может быть, еще и в этом смысле можно воспринять призыв Господа: «станьте, как дети»?

Ребенок любвеобилен ко всем, кто его окружает. Ему, чтобы начать общаться с человеком, не надо наводить о нем справок. Он доверчиво вступает в отношения и любит всех, не делая разграничения между людьми. Он бескорыстен, прост, ровен в отношении со всеми. Потому что он внутренне чист. К такой любви, безусловной и открытой, призывает и нас Господь. «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф. 5:8). Чего еще желать любящей Бога душе?

 Беседовала Ольга Орлова

Источник: Журнал «Покров». 2013. № 6.

Дата последнего изменения: 21.02.2016