Евангелие в День Святой Троицы: как оживить каменное сердце? Интервью прот. Георгия Климова журналу «Нескучный сад»

prot_Georgiy_Klimov«Кто верует в Меня, у того из чрева потекут реки воды живой», — сказано в сегодняшнем Евангелии. Что это за «чрево»? Святитель Иоанн Златоуст и блаженный Феофилакт Болгарский сходятся во мнении, что Иисус имел в виду сердце человека, его внутреннюю жизнь: оживет сердце наше. Комментирует протоиерей Георгий КЛИМОВ (кафедра библеистики МДА).

— На 50-ый день от Пасхи Православная Церковь празднует день Пятидесятницы, называемый также днем Святой Троицы. Этот праздник восходит к эпизоду из Книги Деяний апостольких, повествующем о том, как на апостолов Христовых сошел Дух Святой в виде огненных языков. Но не рассказ об этом слышат прихожане в церкви, слушая Евангелие. На службе этого дня читается отрывок Евангелия от Иоанна.

День Святой Троицы, день Пятидесятницы, в некотором смысле является кульминацией всего Нового завета – исполнением того, ради чего Христос и приходил в мир. Церковь установила чтением на Пятидесятницу этот отрывок, потому что именно в нем раскрывается вся суть совершенного Спасителем.

Самым важным догматом нашей веры является догмат о спасении. В чем он заключается? Да, можно много говорить о том, что человек призван к вечной блаженной жизни в раю, что все мы воскреснем… но самое важное в этом догмате – учение о том, что спасение без соединения с Духом Святым невозможно.

Вся трагедия человеческого рода заключалась в том, что человек, созданный для жизни с Богом и в Боге, человек, изначально имевший в себе дыхание Божие, источник Жизни, Духа Святого – потерял его. Грехопадение поставило человека и Бога в, условно говоря, враждующие отношения: Бог гневался на человека, человек был проклят Богом. Что должно было произойти в истории человечества, чтобы тот Дух, который оставил человека после грехопадения, вновь вернулся к нему?

evangelie-v-den-svyatoj-troicy-kak-ozhivit-kamennoe-serdce-01Приведенный отрывок из Евангелия от Иоанна отвечает на этот вопрос. Мы можем сказать: пока не была принесена Голгофская Жертва, пока не было совершено примирения между Богом и человеком – Господь не мог вернуть в человека Духа Святого, соединить его с Собой, сделать сопричастником Жизни вечной.

Конечно, все служение Христово: Его приход в мир, чудеса, учение, беседы с людьми, проповеди, наконец, страдания, смерть и Воскресение – все было направлено на дело спасения, на то, чтобы человек смог вернуть себе связь с Богом, которую мы называем Богообщением, вернуть себе Духа Святого. И Христос, когда говорит о Духе, говорит так: «кто жаждет – иди ко Мне и пей». Но надо заметить, что Бог не может насильно заставить человека прийти и напиться. Он не может дать нам Духа Святого силой, «обречь» нас на спасение. Только если человек сам жаждет Бога, ищет Его, тоскует сердцем и душой, созданными для вечной жизни, по Богу, то он может прийти ко Христу и причаститься источнику спасения.

Но когда Христос эти слова произносил, то до Распятия было еще далеко. А Он уже призывал жаждущих приходить к Нему. Возможно ли было принятие Духа Святого до Голгофской жертвы – ведь даже в самом Евангелии сказано, что еще не было на них Духа Святого, потому что Иисус еще не был прославлен?

Понимать слова Христа следует в прообразовательном смысле. То, что говорил Иисус, находясь в узких временных рамках перед иудеями, безусловно, относилось ко всему человечеству и ко всем временам.

И позже, во втором отрывке, читаемом в этот день, Он скажет не просто «Я свет», но «Я свет миру». Если бы Он говорил только иудейскому народу, то Он бы сказал «Я свет вам». Но тут другое – «свет во откровение всех народов», как говорил святой Симеон, когда сорокадневного Иисуса принесли в Храм Иерусалимский.

Текст сегодняшнего Евангелия перекликается с беседой с самарянкой (см.Ин.4), где Христос тоже упоминает жажду и воду живую, напившись которой, человек больше никогда не возжаждет. «Кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную…». То же звучит и в сегодняшнем чтении: «Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой». Что это за «чрево»? Святитель Иоанн Златоуст и блаженный Феофилакт Болгарский сходятся во мнении, что Иисус имел в виду сердце человека, его внутреннюю жизнь. Оживет сердце наше.

Само по себе примирение между Богом и человеком было невозможно силами человека. Нравственный посыл, смысл всего Ветхого Завета — в том, чтобы человек стяжал праведность. И Ветхий Завет говорил человеку: исполнишь все заповеди – будешь праведен. Не то что будешь хороший, добрый, всеми любимый, а праведен в смысле — спасение наследуешь.

Но спастись тогда еще никто не мог, и все души, как мы знаем по учению Церкви, после смерти шли в ад. Ветхий Завет честен в этом вопросе, там сказано: «проклят всякий, кто не исполнит одну из заповедей». Но не в силах человеческих прожить жизнь и не нарушить ни единой строки Закона. И вся история ветхозаветного Израиля — свидетельство того, что спасение человека — не в силах человеческих.

Поэтому Бог избирает другой способ избавить человечество от уз вечной смерти — благодатью. Торжество праздника Святой Троицы, Пятидесятницы, и всего, что с ним связано – свидетельство того, что Бог именно так спасает людей. Мы «оправдываемся верою», как говорит апостол Павел, и «дела закона» тут ни при чем – мы освобождаемся от них, потому что Христос их за нас исполнил.

Говоря о невозможности человеку спастись самому, скажем несколько слов о ложном представлении и о Богородице — будто бы Она была изъята от первородного греха, рождена непорочно (учение Западной Церкви), и Ей не нужен был Спаситель, как любой человеческой душе. Нельзя сказать, будто бы ветхозаветные праведники не были водимы и укрепляемы Духом Святым. Он не был частью их естества, хотя был с ними и направлял их. Дева Мария (а Она по времени своего рождения относилась именно к периоду Ветхого Завета) была сосудом, который был предочищен для Боговоплощения. Но это было бы невозможно без Ее собственного волеизъявления и духовного подвига и жертвы ради Бога – отказа от всего, что человека вовлекает в грех. В самом Евангелии есть место, свидетельствующее о том, что Дева Мария, как и все мы, нуждалась в Спасителе – это всем хорошо знакомый текст, первые слова Ее дивного гимна. «Величит душа моя Господа и возрадовался дух мой о Боге, Спасителе моем». Если бы Богородица была вне уз первородного греха и греха вообще – Ей не требовался бы Спаситель, и Она бы Бога так не называла.

Когда мы, читая молитву Святому Духу, говорим «прииди и вселися в ны» — мы просим об очень многом. Но сама эта просьба уже есть свидетельство того, что это возможно – по любви Божьей к нам, по Его милости. Бог возвращает нам утерянный дар Богообщения и соединения с Собой. И мы его можем принять – если хотим.

Слова Христа о Духе Святом в читаемом на День святой Троицы отрывке Евангелия были некоторым образом переломным моментом для его слушателей. Именно после них народ стал говорить о том, что Иисус – Пророк и Христос (надо отметить, что Пророк с большой буквы – это синоним Христа, титул Мессии). Слушающим же Христа фарисеям было важно развенчать Его в людских глазах, доказать, что Он – вовсе не посланник Божий и не ожидаемый Мессия.

Но Христос так действует на сердце человека, что народ, слушая Его слова и вслух признавая Его Мессией, фактически провоцирует врагов Иисуса скинуть личину праведности и точно обозначить причину их ненависти к Нему. И фарисеи, несмотря на все невиданные дела Иисуса, продолжают утверждать: нет, пророк из Галилеи не приходит.

По всей видимости, неопределенность в среде иудеев в вопросе о том, откуда же должен прийти Мессия, была. Многие воспринимали пророчество Михея о том, что Христос придет из Вифлеема, как свидетельство, что Мессия не только родится там, но и именно в Вифлееме начнет свое общественное служение. А Христос вышел из Назарета, откуда, по скептическому вопросу Нафанаила, «может ли что доброе быть?», и это их смущало. И Евангелие здесь свидетельствует об удивительном контрасте: то, что очевидно для простых людей, слушающих Христа, закрыто для «продвинутых» религиозных вождей. Хотя, казалось бы, именно они, в первую очередь, и должны были увидеть, Кто есть Иисус из Назарета. Здесь мы должны вспомнить о словах Христа, что Он – свет миру. Но свет не только для тех, кто уже видит, но и для тех, кто искренне желает увидеть. Христос — свет просвещающий, дарующий духовное зрение тому, кто просит открыть ему глаза. Светом миру Христос называет и Своих апостолов, посылая их рассказывать о Себе – свидетельствовать о Свете. Свидетельство о Христе просвещает ищущих Бога, а тем, кто уже обрел веру – помогает ходить в Боге и уже никуда не уходить от Него.

Но там, где есть свет, обязательно есть и тьма, и Евангелие от Иоанна всегда говорит об этом контрасте. И слова Христа про свет – это также предупреждение тем, кто не с Ним: они во тьме.

Евангелие от Иоанна ( 7:37-52, 8:12).
«В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей. Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой. Сие сказал Он о Духе, Которого имели принять верующие в Него: ибо еще не было на них Духа Святаго, потому что Иисус еще не был прославлен. 
Многие из народа, услышав сии слова, говорили: Он точно пророк.
Другие говорили: это Христос. А иные говорили: разве из Галилеи Христос придет? 
Не сказано ли в Писании, что Христос придет от семени Давидова и из Вифлеема, из того места, откуда был Давид? 
Итак, произошла о Нем распря в народе. Некоторые из них хотели схватить Его; но никто не наложил на Него рук. Итак служители возвратились к первосвященникам и фарисеям, и сии сказали им: для чего вы не привели Его? Служители отвечали: никогда человек не говорил так, как Этот Человек. Фарисеи сказали им: неужели и вы прельстились? 
Уверовал ли в Него кто из начальников, или из фарисеев? Но этот народ невежда в законе, проклят он. Никодим, приходивший к Нему ночью, будучи один из них, говорит им: судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает? На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк. Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.

Подготовила Дарья СИВАШЕНКОВА

Источник: «Нескучный сад», 21.06.2013

 

Дата последнего изменения: 21.02.2016