Протоиерей Георгий Климов. Сквозь искушения. Интервью прот. Георгия Климова журналу «Покров»

prot_Georgiy_KlimovНакануне Святой Четыредесятницы разбираем евангельское повествование о Сорокодневном посте Господа и Спаса нашего Иисуса Христа и об искушении Его от диавола (Мф.4:1-11; Мк.1:12-13; Лк.4:1-13) с преподавателем Священного Писания Нового Завета МДАиС и Высших Богословских Курсов настоятелем храма Живоначальной Троицы на Пятницком кладбище протоиереем Георгием Климовым.

– Святая Земля – многомерная икона, которую продолжаешь созерцать и осмыслять даже спустя годы после паломничества. Так, несколько лет назад слушатели Высших Богословских Курсов оказались на Горе искушений. Отец Георгий, что это за место такое, как его значение высвечивается в Евангельской истории?

Эта гора в Иудейской пустыни до сих пор называется Сорокадневной, по сорокадневному посту на ней Господа согласно древнейшему преданию. Первым делом Духа Святого, почившего на Иисусе при Крещении, было водительство Его в пустыню, чтобы Он постом и молитвою приготовился к великому делу спасения рода человеческого. Иисус постился здесь 40 дней и ночей, – все это время совсем ничего не ел и «напоследок взалкал» (Мф.4:2; Лк.4:2), то есть пришел в крайнюю степень изнеможения. Это был момент, когда в Сыне Человеческом, как и в любом человеке в такие моменты жизни, все силы естества были направлены на сохранение жизни, когда, по замечанию некоторых экзегетов, могло даже поколебаться молитвенное единение с Богом Отцом. Такую алчбу Господь попускает Себе для того, чтобы испытать в полноте все то, что испытывает каждый из нас, оказываясь в предельных ситуациях, когда вопрос стоит между жизнью и смертью.

Святитель Иоанн Златоуст замечает, что на берегу Иордана диавол услышал слова: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Нем же Мое благоволение» (Мф.3:17). А в пустыне Иисус, вдруг, по слову преп.Андрея Критского «показуя, человеческое», алчет. И диавол в недоумении: кто перед ним – Сын Божий, или все-таки, пусть особый, но все же человек? И тогда сказано: «И приступил к Нему искуситель» (Мф.4:3). Это был особый завершительный приступ сатаны, так как, согласно евангелисту Луке, он не переставал искушать Господа и в течении всех 40 дней (Лк.4:2).

– Для чего это лукавому?

Чтобы соориентироваться, как должно действовать против Иисуса. Диавол знает, что перед ним Мессия-Христос, но он не знает в точности, кто перед ним: Сын Божий или человек? Не случайно, два первых искушения по Матфею начинаются с обращения: «Если Ты Сын Божий, …» В чем задача Христа? Рассуждая об этом, святитель Иоанн Златоуст говорит: «Доколе продолжалась брань, Христос не допускал являться Ангелам, дабы сим не отогнать того, которого надлежало уловить!» Часто говорят о том, что в искушениях Христос победил диавола! А в чем эта победа? Это сложный вопрос. Христос пришел для того, чтобы спасти род человеческий. Но как Он это спасение осуществил? В тропаре Пасхи мы поем: «Смертию смерть поправ». Богочеловек в Свое человеческое естество впустил смерть во всей той полноте, в которой она входит в каждого человека в момент смерти. Святитель Афанасий Великий еще в 4 веке очень универсально сформулировал: «что не воспринято, то не уврачевано». Цель Господа в этих искушениях и заключалась в том, чтобы убедить и заставить сатану, не только во время самих искушений, не только во все дни общественного служения, но и в момент смерти Богочеловека, обрушить на Его человеческое естество максимум того, что может испытать обычный человек, находящийся в объятиях вечной смерти.

Конечно,  Господь мог бы, как говорит один толкователь, уничтожить сатану одним дыханием уст Своих. Но необходимо помнить, что дела диавола очень глубоко укоренились в свободной воле человеческой. Исправить ее, излечить, спасти, не лишая человека свободы или, по-другому, не лишая его способности оставаться человеком, имелась единственная возможность, которую и осуществил Всемогущий Бог.

– То есть, если бы диавол узнал, Кто перед ним, то мог бы что-то придумать, чтобы наше Искупление не состоялось?

История, говорят, не знает сослагательного наклонения. Но здесь она его не знает потому, что в ней действует Тот, Кто действует. Диавол, приступив ко Христу, не мог не чувствовать перед собою Бога, ибо «сила многая из Него исхождаше», но вот узнать, что два естества во Христе соединены не только неслитно и неизменно, но и неразлучно и нераздельно было выше способностей какого бы то ни было тварного ума, даже диавольского. Дело спасения рода человеческого заканчивается тогда, когда Господь нисходит душой во ад. В древнейших богослужебных текстах Великой Субботы, которые есть Литургическое предание Церкви, говорится, что когда душа Христа, – а это было закономерно тогда для всех человеческих душ, – оказалась в аду, диавол, подобно хищной рыбе с оскаленными зубами, пытается на Него напасть, как на обычного мертвеца, считая Его своей законной добычей. Но тут-то пасть преисподней и сокрушается о камень Божества, соединенного с человеческой душой Христа. Богочеловеческая! душа оказывается не по зубам царству тьмы: смерть, где твое жало?! Ад, где твоя победа?! Диавол был пойман Христом на «удицу вочеловечения». Если вы внимательно всмотритесь в Евангельские тексты, то заметите, что даже со стороны Самого Христа нигде нет четкого, конкретного указания на способ соединения в Нем Божества и человечества.

– А когда бес орал: «Ты пришел погубить нас! знаю Тебя, кто Ты, Святый Божий» (Мк.1:24)?

Это он при чуде с капернаумским бесноватым кричал. Святитель Афанасий Великий, разбирая это место, говорит, что так исповедовал бес по лицемерию, до конца не зная, Кто перед ним. Да и к тому же «Святый Божий» – это Мессианский титул, то есть признание Иисуса исключительным в своем роде Святым.

– Однако при Крещении Иисуса глас с Неба все слышали «Ты еси Сын Мой Возлюбленный», в том числе и сатана?

– Он и при Крещении глас с Неба слышал, и еще в момент Благовещения другие слова: «Дух Святый найдет на Тя, и сила Вышняго осенит Тя, тем же и рождаемое Святое (дитя) наречется Сын Божий», но о способе соединения двух природ во Христе не мог и подозревать. «Еже от века утаенное и Ангелом несведомое таинство» –лучше не скажешь! Или: «Ангельский собор удивися, зря Тебе в мертвых вменишася».

– А Ангелы почему удивились?

Тайна нашего спасения – дело Высочайшей Премудрости Божией, она выше способностей даже умов ангельских. Тайна была сокрыта, и только тогда, когда «Совершилось!», – могла быть открыта всем: и ангелам и человекам. И то, сколько потом крови и слез было пролито православными, чтобы раскрыть эту спасительную истину для других. Соборы созывались, мученики шли на смерть, исповедуя Христа — Богочеловека!

– Какой для каждого из нас спасительный смысл открывается в искушении Христовом?

Искушения Господа открывают для нас разные смыслы, они могут быть рассмотрены как в связи с Его человеческой природой, так и с Его Мессианским призванием.

Искушение ко греху на человека идут с трех сторон: 1) со стороны тела: когда естественные нужды извращаются в различные плотские похоти и страсти; 2) со стороны мира вообще: когда забота об обеспечении своего существования превращается во властолюбие и корыстолюбие; 3) со стороны человеческого мира: когда стремление к доброму имени искажается тщеславием. (Или «похоть плоти, похоть очей и гордость житейская» (1Ин.2:16). Сообразно с этим диавол в первом искушении с камнем старается склонить Иисуса злоупотребить чудом для удовлетворения потребности тела; во втором — на крыле Храма – чудом для прославления Себя среди людей; в третьем — на горе – соблазняет Христа к властолюбию.

– А что значит искушать Иисуса как Мессию?

Христос пришел на землю для того, чтобы основать Царство Божие. И тут было возможно два пути: один, о котором мечтали тогда иудеи, — путь скорого и блистательного воцарения Мессии как земного царя, другой путь – медленный и тернистый, путь добровольного нравственного перерождения людей, сопряженный со многими страданиями и лишениями. Диавол как раз и хотел отклонить Господа от второго пути, попытавшись прельстить Его легкостью пути первого, сулившего не страдания, а только славу: он намеревался вовлечь Иисуса в такие же ложные представления и желания по отношению к Себе, как Мессии, и к Своему мессианскому царству, какие он (диавол) успел развить и утвердить в современных Господу иудеях.

– В чем актуальность каждого из трех искушений в отдельности?

Рассмотрим искушения кратко. Первое искушение: Если ты Сын Божий, то для Тебя ничего не стоит избежать затруднения чудодейственным способом обратить камни в хлеба. Иисус Христос отвергает это искушение словами Закона (Вт.8:3), которые были сказаны для того, чтобы евреи, утолившие голод манною, уразумели, что зиждительная сила Божия может сохранить жизнь человека и другими способами, кроме обыкновенного питания. Ответ в устах Христа получает такой смысл: «Он вполне предается попечительному о Нем распоряжению Отца. Он не имеет желания отказаться от чувства своей человеческой немощи и зависимости; но при этом Сам не будет творить никаких чудес собственно для удовлетворения своей человеческой природы».

Затем Иисус возводится на крышу Храма. Искуситель, основываясь на предыдущем ответе, говорит Ему: «Если Ты Сын Божий, то вверзись долу, Ты ведь можешь полагаться на чудесную помощь Бога во всяком случае». Спаситель отвечает опять словами Закона (Вт.6:16). Как бы так говорит Господь: «Не следует человеку ничего предпринимать с тем намерением, чтобы вынудить всемогущество Божие к какому-нибудь чуду там, где можно, употребив естественные средства, не иметь нужды ни в какой чудесной помощи». Мессия не должен в уповании на чудесную помощь Божию ввергаться в такие опасности, которых Он, действуя осторожно, может и естественным образом избежать. Соответственно, и благочестивый человек может полагаться на чудесную помощь Божию только тогда, когда правильно употребляет предлагаемые ему Богом средства, и идет тем путем, какой указывает ему Бог призванием и обстоятельствами. Разбирая это чудо, русский библеист прот. Александр Горский говорил: «Не следует творить чудес, несоответствующих целям премудрым, – с целью показать свою чудодейственную силу и произвести этим сильное на взгляд чувственное впечатление, не обращая внимания на нравственную и религиозную приемлемость свидетелей чуда».

В третьем искушении диавол присваивает себе власть над всеми царствами и право передать ее кому захочет. Присваивая себе эту власть и право, он требует поклонения себе как Богу, то есть поклонения религиозного. Сущность и сила искушения состояла в том, что Христу диавол предложил вместо чрезвычайного дела искупления человечества путем крестной смерти и основания через это всемирного духовного и вечного царства, внешнюю царскую власть над миром: А это как раз то, чего и не хотел Господь, учивший, что Он пришел не для внешнего господства, не для того, чтобы Ему служили как земным владыкам (Мф. 20:28), и что Царство Его не от мира сего (Ин.18:36), это Царство — духовное. Это искушение было последней попыткой отклонить Христа от всего великого дела спасения рода человеческого. Ссылаясь опять на слова Закона(Вт.6:13), Спаситель отгоняет диавола от Себя и показывает, что Он не признает власти сатаны над миром, что намерен для искупления людей идти путем, предуказанным Ему Богом, Которому принадлежит вселенная и Которому единому должно поклоняться и служить.

После этого согласно евангелисту Луке, диавол оставляет Иисуса Христа «до времени» (Лк.4:13). Блаженный Феофилакт Болгарский поясняет: «Слова: «отошел от Него до времени» имеют такой смысл: диавол нападает на Господа двумя чувствованиями, – удовольствием и скорбью; удовольствием он напал на Господа, например, на горе; а отступил от Него до времени, то есть до времени Креста, ибо тогда намеревался напасть на Него скорбью». Также и в жизни каждого из нас.

Желаю всем с пользой для душ и телес, не смущаясь искушений и лишений, провести спасительное время Святой Четыредесятницы!

Беседовала Ольга Орлова. «Покров», 2013, № 3, с. 4-7

 

Дата последнего изменения: 21.02.2016