«О Святой Руси и ее преподобных». Беседа прот. Георгия Климова на радио «Радонеж»

На вопросы слушателей Радио «Радонеж» отвечает благочинный Троицкого округа города Москвы и настоятель храма Живоначальной Троицы, что на Пятницком кладбище, протоиерей Георгий Климов…

Батюшка, на службах преподобным Кирилла и Марии, родителей преподобного Сергия, также отцов Киево-Печерских, других преподобных, всем этим замечательным нашим отцам читается одно и то же Евангелие. Что это за Евангелие и почему оно выбрано?

— Да, действительно, на Всенощных бдениях всем преподобным положено евангельское чтение из 11-й главы Евангелия от Матфея. Это очень догматически насыщенный текст, который по-славянски звучит так: «Вся мне предана суть Отцем Моим, и никто же знает Сына, токмо Отец, ни Отца кто знает, токмо Сын и ему аще волен Сын открыти». И дальше: «Придите ко мне вси труждающиеся и обремененные, и Аз упокою вы, возьмите иго Мое на себе, и научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим, иго бо Мое благо и бремя Мое легко есть». Почему установила Святая Церковь в дни памяти преподобных читать это евангельское зачало, можно порассуждать. И первое, о чем мы здесь слышим — то, что Господь верующему говорит, что никто не знает Сына, кроме Отца, и Отца не знает никто, кроме Сына и кому хочет Сын открыть. Можно поставить вопрос, что значит: верующему Сын хочет открыть Отца? И, наверное, рассуждая, можно сказать, что Отец — это, конечно, Бог. Откровение человеку Бога, по сути дела, на святоотеческом языке значит само спасение: если человек познает Бога — значит, соединяется с Ним. Слово «познание» для древних в нашем святоотеческом богословии значит не знание умом, а именно знание естеством. То есть, и дух, и душа, и тело соединяются с тем объектом, который человек хочет познать. И вот, в силу того, что преподобные — это как раз те, кто посвятил себя именно возможности познать Бога, те, кто уневестил себя Христу (поскольку преподобные — это монашествующие, это те, кто дает обет девства, те, кто взял на себя подвиг пойти путем, которым прошел Христос, но не в смысле тех гонений, тех страданий, которые Он претерпел, а именно в смысле того, чтобы сердце свое сделать кротким и смиренным), Святая Церковь, совершая память преподобных и читая это евангельское зачало, свидетельствует, что они, действительно, в себе этот евангельский идеал осуществили. Она и называет их преподобными, то есть утверждает, что они очень подобны Самому Христу. Они, можно сказать языком апостола Павла, изобразили в себе Христа, они родили в себе Господа, и это дает им право называться преподобными. И мы знаем, что и сама по себе степень преподобных наших святых очень разнообразна. То есть, одни подвизались в горах, в вертепах, в пропастях земных, одни в скитах, одни в общежительных монастырях. А другие, например, в таких монастырях, как преподобные схимонахи Кирилл и Мария, родители преподобного Сергия Радонежского в Хотьковском монастыре, который был общим монастырем. То есть на Руси в то время существовали монастыри общежительные в широком смысле слова, где подвизались и монахи, и монахини.

— Вообще поразительно, в монастыри в то время уходили из всех слоев общества — и князья, и бояре, и военные, и крестьяне. Очень гомогенное в культурном отношении общество было.

— Да очень, действительно, разнообразные люди были по своему мироощущению, статусу, социальному положению. И это нам дает ответ на вопрос, зачем они туда уходили. У современного верующего часто складывается ощущение, что в монастырь нужно идти для того же, для чего туда, например, пошел Арсений Великий, когда ему был голос свыше: «Арсений, бегай людей (или бегай мира)». И он ушел для того, чтобы уйти от мира, лежащего во зле. Но, когда мы говорим о Святой Руси, о том времени, когда и верующие в миру вели аскетический образ жизни, то, наверное, здесь можно все-таки почувствовать, что уход был не от мира, как такового, а в поисках уединения для совершения в себе какого-то высшего идеала, которого может достичь верующий человек. Вот, в Евангелии именно так объясняется одно из евангельских чтений, где законник спрашивает Господа о большей заповеди Христа. И Христос ему говорит о необходимости любить Бога и ближних и исполнять заповеди. А этот человек ему отвечает: все я соблюл, и что мне еще не достает? Тогда Господь говорит: если хочешь совершенным быть, то тогда пойди, продай имение свое, возьми крест свой и следуй за Мною. Толкователи говорят, что здесь, в словах Христа, речь идет о разных степенях блаженства. Есть, одно дело, просто спасшиеся (как это ни странно может звучать), а другое дело — те, кто еще в жизни осуществил в себе идеал христианского совершенства, достиг таких высот, которые и там, в пакибытии поставят его на высшую степень, ступень блаженства.

— Но во время Преподобного Сергия это же было просто массовое явление.

— Это было массовое явление, с одной стороны. Но, с другой стороны, таких, как преподобный Сергий, было немного. И само по себе то, как Преподобный к этому идеалу пошел: ушел в лесную глушь, можно сказать, отсек себя от людей для того, чтобы познать себя как следует, — это в это время не было особо распространено и принято. Ведь и в Москве были монастыри, и брат его, мы знаем, находился в Богоявленском монастыре, а он именно ушел и отстранился от всех для того, чтобы познать себя и очистить, и только тогда уже, как свеча на свечнице, загорелся. Конечно, здесь, обратившись к словам самого Господа, мы должны понимать, что не для всех это. Обратимся к повествованию из Евангелия от Матфея в 19-й главе. Христа апостолы спрашивают об условиях жительства в браке, так как фарисеи задали вопрос: «позволительно ли человеку разводиться по таким-то поводам». Христос им ответил, что по жестокосердию вашему так поступил с вами Моисей. Потом апостолам сказал про главнейшую заповедь, прописанную в самом начале Библии о том, что человек, муж и жена соединяются в плоть едину: то, что Бог сочетал, человек да не разлучает. Апостолы в изумлении вопрошают: а, может быть, тогда лучше человеку вообще не жениться, если к браку такие высокие требования? А Господь отвечает, по сути дела, подтверждает: да, можно не жениться, но не все вмещают слово сие. И дальше Он упоминает о скопцах, которые традиционно в нашем экзегетическом подходе к этому тексту понимаются как указание на девство: скопцы, которые оскопили себя ради Царства Божия. Но важна оговорка Христа: не все вмещают это слово.

— То есть, скопцы — это не кастраты.

— Нет, конечно. Это именно духовное оскопление: отстранение себя от того, что действительно требует плоть человека, ради высочайшей степени совершенства, которую иногда называют уневещиванием души Владыке Христу. Это очень высокая ступень. И когда Христос говорит: «Пойди, продай имение свое, раздай нищим, возьми крест твой и следуй за Мною», — ведь он очень жесткие условия выставляет для человека, желающего этого христианского совершенства. Ты должен сразу, единократно все взять, продать, раздать, ничего себе не оставив, и пойти за Христом. Если попытаться объяснить это в сравнении (сравнивая человека, живущего в миру, и монашествующего), то может быть такое сравнение. Вот, есть, согласно евангельским притчам, понятие о поле, которое человек находит, и на котором зарыто сокровище. Сокровище это находится под мощным дубом, растущим в центре этого поля, который назовем условно гордостью человеческой. И живущий в миру, и монашествующий призываются каким-то образом до этого сокровища, которое назовем «православие», докопаться. Живущий в миру срезает этот дуб и не дает побегам возрастать. То есть, возрастающие побеги, веточки он постоянно посекает, отрезает, и в конце концов пень дуба чахнет, сгнивает, распадается, и человек получает возможность это сокровище взять. Но это очень длительный процесс. А монах — это тот, кто срезав дуб, подгоняет бульдозер или танк к самому корню, цепляется за него тросами, сразу и резко дергает — раз, и все, и там уже лунка, ничего нет, и сокровище открыто. Кто способен, чтобы так единовременно, единой волей поступить? Это действительно удел избранных.

— Мы еще вернемся ко времени преподобного Сергия, у меня к Вам есть вопрос на этот счет. Но у нас есть и вопросы наших слушателей. Мы слушаем Вас, назовитесь, откуда Вы?

— Добрый вечер. Батюшка, вот, на сегодняшней службе был такой текст: «И большая часть из братьев, Господи, ободрившись узами моими, начали с большей смелостью безбоязненно проповедовать Слово Божие. Некоторые, правда, по зависти, с любопрением, а другие с добрым расположением проповедуют Христа». Вот это, батюшка, слова, как понять «с завистью и любопрением», объясните, пожалуйста.

— Честно говоря, евангельского текста такого я не знаю, откуда это Вы процитировали? Но, если говорить о зависти и о любопрении, то здесь надо понимать, что человек, даже посвятивший себя Богу и часто служащий Богу, все равно остается человеком с немощью. Немощь, которая выражается именно в поиске славы земной, в поиске каких-то земных выгод от того даже, что человек служит и проповедует Христа. Когда человек увлекается этими моментами, то всегда он будет действовать с завистью, с любопрением, потому что будет искать своего, а не того, что Христово. Есть евангельский отрывок очень хороший, где говорится о Христе, призывающем или отвергающем желающих пойти вслед за Ним. Казалось бы, человек хочет пойти за Христом, что в этом плохого? Но вот, мы читаем в одном из евангельских текстов: один книжник подходит ко Христу и говорит Ему: «Учитель, я пойду за Тобой, куда бы Ты ни пошел». Христос же отвечает ему: «Лисы имеют норы, а птицы — гнезда, а Сын Человеческий не имеет, где главы подклонить». И толкователи говорят, что здесь Христос отказывает человеку в возможности последовать за Ним. Святитель Иоанн Златоуст, комментируя это место, говорит, что книжник, который был из фарисеев и был человеком любостяжательным, очень быстро смекнул, что за Христом идет масса народа, и если оказаться как можно раньше с Ним, то можно на этом хорошо заработать. И Златоуст как бы вкладывает в объяснение этого момента в уста Христа такую мысль: «Ты хочешь, следуя за мной собирать деньги, знай же, что там, где Я, там никогда этого не будет, Мне негде даже главы приклонить». То есть, видите, Христос сам обличает в Евангелии тех, кто пытается на имени Христовом заработать.

— Но, видимо, поэтому и у радио «Радонеж» нет денег. Потому что мы совершенно бескорыстно служим Христу уже 20 лет.

— В этом смысле мы можем констатировать действительно истину чистоты.

— Да, это действительно так.

— Здравия желаю, я в городе Тольятти. Слышу вас прекрасно на волне 746 килогерц. А мой вопрос такой: я недоумеваю по поводу, кто был отец Иосифа Обручника, это к батюшке Георгию. Потому что в Евангелии от Матфея значится Иаков, а в Евангелии от Луки Илия.

— Это, действительно, вопрос, и вопрос до сих пор наукой не разрешенный относительно того, кто был отцом Иосифа Обручника. Но на самом деле не Илия, а Илий, согласно третьей главе Евангелия от Луки. И для того, чтобы нам вникнуть в суть проблемы, нужно сказать, что родословия, которые содержатся в первой главе Евангелия от Матфея и в третьей главе Евангелия от Луки имеют большие расхождения, начиная от царя Давида и до Христа. С древних времен в Церкви Христовой высказывалась масса попыток согласовать родословные, которые между собой не совпадают. И суть всех этих гипотез, которые высказывались именно святоотеческими авторитетами, заключается в том, что, во-первых, евангелист Матфей мог как пишущий для обращенных ко Христу иудеям давать родословие по линии Иосифа, который был, согласно ветхозаветному законодательству, законным отцом Иисуса, и это гарантировало, что Иисус тоже есть представитель богоизбранного народа. А Евангелист Лука, который писал для общецерковных нужд, дает родословие не по Иосифу, а по Деве Марии, то есть тех фактических предков по плоти, которыми они являлись для Господа по линии Девы Марии. Если это так, то тогда все более или менее встает на свои места в плане евангельского текста. Матфей говорит о предке Иосифа, а евангелист Лука говорит о предке, то есть об отце Девы Марии. Правда, тут мы придем в расхождение с преданием Церкви, поскольку, согласно преданию, и мы постоянно это слышим в отпустах церковных, отцом Девы Марии был Иоаким, мать — Анна. То есть, Иоаким, согласно преданию, Илий, согласно евангельскому тексту от Луки. Но это противоречие, в общем-то, достаточно легко разрешить, принимая во внимание то, что у ветхозаветных иудеев было в традиции носить несколько имен — два, а то и даже три. И, в принципе, нам ничто не мешает принять то, что отец Девы Марии мог быть и Иоакимом, и Илием, нося одновременно два имени. Даже в апостольском лике мы встречаем такие двойные имена — Симон — Петр — Кифа, апостол Фаддей, он же Леввей, или Варфоломей — он же Нафанаил, апостол Матфей — он же тоже Левий. А если мы говорим о том, и такие у святых отцов тоже высказывались точки зрения, что и евангелист Матфей дает нам родословие по Иосифу, и евангелист Лука, вот тогда тут, действительно, встает вопрос, кто был отцом Иосифа? Но здесь на помощь приходит так называемый закон левирата, который существовал у древних ветхозаветных иудеев. По-славянски этот закон обозначается обычно законом ужичества, то есть родства. Закон этот предписывал в случае смерти мужа бездетным, взять жену за себя ближайшему родственнику этого умершего. И ребенок, родившийся от этого брака, усыновлялся умершему, соответственно, от умершего перенимая все те права, которые он должен был наследовать. И полагают исследователи, что евангелист Лука может в своем Евангелии упоминать фактических отцов, кто действительно был непосредственным предком Господа, поскольку для язычника закон левирата — это просто так называемое кровосмешение. Но для иудеев, к которым обращает свое Евангелие Матфей, перечисляются предки по закону: те, кто через закон левирата вступил в сродство с Господом.

Еще вопрос.

— Здравствуйте, это Дмитрий. Вот, я в Книге Захария читал, там две женщины-аисты несут эфу нечестия в вавилонскую землю. А вот у Кирилла Александрийского более старый перевод, там два удода, и он пишет, что это болотные птицы с разноцветными хохлами, которые питаются всякой нечистотой. И вот, посмотрите, у панков такие хохлы, потом гей-парадная радуга, потом Болотная площадь, и вообще это какое-то знамение. Но я, честно говоря, боюсь, что как бы мы не сдетонировали провокацию каким-то своим инквизиторством.

— Понятно. Ну, я бы хотел здесь по поводу названий птиц, рыб, животных сказать то, что мы с вами читаем переводы славянские и русские. А те животные, которые жили в те времена, когда пророки писали свои тексты, они, может быть, до наших времен, до времен переводчиков не дошли. Поэтому здесь может быть великое разнообразие того, кто может упоминаться. Например, в одном переводе ставят слово «пеликан», а в другом может быть поставлен «страус», но текст один и тот же. К этому спокойно относиться недостаточно.

— В Каирском музее национальном, египетском — они же были очень странные эти древние египтяне, мумифицировали не только друг дружку, своих фараонов, но и все, что попадалось под руку, — рыб, птиц. В частности, там совершенно удивительные мумифицированные рыбы, которые давно уже не существуют на земле, какие-то гигантские. Можно и об Ионе вспомнить в связи с этим.

— Даже вот какой пример можно привести. Когда в Евангелии мы читаем о фарисеях и саддукеях, идущих на берега Иордана креститься от Иоанна Крестителя, то он им говорит: «Порождения ехиднины, кто внушил вам бежать от будущего гнева?» И даже по поду этой ехидны расхождения у толкователей. То есть, одни считают, что это одна из как их-то ядовитых пород змей. А Святитель Иоанн Златоуст упоминает о каком-то существе, которого мы, в принципе, уже не знаем: он упоминает животное, у которого рождаются чада путем разгрызания у этого животного чрева, и это животное умирает. Что это за животное, мы можем только гадать. Может быть, что-то во времена Златоуста было, а сейчас уже нет.

— Ну как эти драконы многочисленные описываются.

— Левиафан, например, иногда пишется «кит», а иногда «огромная рыба», и поэтому здесь все очень зыбко в плане перевода.

У нас еще звонок. Пожалуйста, Вы в эфире.

— Добрый вечер меня зовут Максим, из Ростовской области, Ростовской-на-Дону епархии. Вы просили уточнить, где вас слышно. До определенного времени у нас было слышно радио «Радонеж» на УКВ, транслировала радиостанция «София», но сейчас почему-то ее не стало слышно. В данный момент я слушаю на приемнике на 846 килогерц с осени до весны. Даже не знаю, что произошло у нас с «Софией». К сожалению, у них что-то с передатчиком или еще с чем-то.

— Вот, я первый узнаю, что «София» какое-то время уже не работает. Но, вообще-то, честно говоря, что в Ростове, что в Тольятти даже 846 килогерц — это мощный средневолновый передатчик, но это совершенно не расчетная территория. Вообще, это только подмосковный передатчик, по расчету он должен быть слышен только в Москве. Поэтому, дорогой Максим и дорогой наш слушатель из Тольятти, это вам Господь особую благодать посылает слушать наши передачи, очень трогательно, что Вы это делаете. Но Вы не забывайте, что нас можно достаточно хорошо слушать в Интернете. Во-первых, он-лайн, то есть наш эфир весь актуален. Во-вторых, можно слушать все наши передачи в записи. То есть, буквально в течение трех часов после того, как мы закончим этот эфир, автоматически он будет выставлен в Интернете, и Вы нас можете послушать в любое удобное для вас время. Так, что, пожалуйста, зайдите на «Радонеж.ру» и слушайте нас через Интернет. У нас еще вопрос, слушаем вас.

— Добрый вечер, я из Подмосковья, и я бы хотела обратиться к Евгению Константиновичу и поблагодарить его за одну из программ, которую я считаю очень важной, но мы ее никогда не обсуждали. Это программа Людмилы Аркадьевны Рябиченко. Она дело делает огромное, очень важное для нашей страны, помогает нам ориентироваться в правовом поле. Огромная Вам и ей благодарность.

— Спасибо, я обязательно ей передам, она постоянный наш автор, человек самоотверженный, настоящий борец против ювенальной юстиции, очень компетентный, даже немножко страстный, может быть, даже слишком прямолинейный. Но война против нас настолько серьезно идет, что здесь лучше пожестче, чем помягче, поэтому, я вполне разделяю ее праведный гнев против всех этих ювенальщиков, которые насаждают нам развал семьи, развал общества.

Нам присылают смс-сообщения и вопросы. Например, нас слушают в Зеленограде, говорят, хорошо на 612 килогерцах, в Дмитровском районе хорошо слышно 72.92 — это частота УКВ или ФМ. Несколько вопросов связано с бунтом кошек. На самом деле, это не кошки, а то, что и произносить-то нормальному человеку невозможно. Будем говорить бунтом этих отвратительных кощунниц. Совершенно разные здесь мнения. С одной стороны, пишет Галина, лучше бы этих хулиганок и не поминать больше, много внимания мы уделяем. А вот интересный, кстати, вопрос, батюшка, так как Вы большой специалист по Евангелию: если Христос нам пример и Путь, то, что бы Он сделал с этим бунтом, этой группой, как бы Он отнеся, как Вы думаете?

— Сложно, на самом деле, ответить, потому что Христово молчание иногда разоблачало очень многих. И если мы обратимся к тексту Евангелия, то, когда против Христа открыто выступали, обвиняя его, в общем-то, даже в том, что Он и грешник, говорили, что Он плотников сын, что Он ядца и винопийца, друг мытарям и грешникам, Христос очень спокойно на все это реагировал, в принципе. Но однажды Он сказал слова, которые могут быть нам хорошим подспорьем. После того, как Его обвинили, что Он силой князя бесовского изгоняет бесов, Христос сказал, что хула на Сына Человеческого простится человеку, но хула на Духа Святого не простится человеку ни в сем веке, ни в будущем. И вот здесь самый, наверное, важный момент понять, что значит «хула на Сына Человеческого простится, а на Духа Святого не простится». Если речь идет о современниках Христовых, то, конечно, могли многие не понимать и поэтому не принимать то, что Он действительно Сын Божий, то, что Он истинный Мессия. Они могли соблазняться Его таким смиреннейшим положением: Ему негде было и главу приклонить, Он был окружен неграмотными никому не известными рыбаками, и Его могли хулить. Но хула на Духа — это другое. Иудеи, которых Христос обличает, знали, конечно, что бесов можно изгнать только силою Святого Духа: никакой властитель тьмы не может изгнать беса из того дома, который тот занимает, он не будет разрушать своего царства. Почему хула ни в сем веке, ни в будущем не простится — это тоже сложный момент, и на него отвечая, можно рассуждать так, что человек, который покусился на то, чтобы похулить Святого Духа, приходит в такое внутреннее состояние, которое неспособно для покаяния. То есть, слово «проститься» значит то, что человек может быть спасенным. «Не простится» — значит, он уже вычеркнул себя уже из числа спасенных. Поскольку мы спасаемся покаянием и очищением от греха, то получается, что человек, дошедший до состояния хулы на Святого Духа, пришел в состояние, не способное к покаянию. Почему и Креститель говорил фарисеям «порождения ехиднины». Они запечатлели себя в страшнейшем духовном состоянии, которое сродни бесовскому. Бес при всем понимании того, что для его спасения, беса, нужно покаяться, не хочет и не может этого сделать. И вот, как ни странно, сейчас то, что мы видим, происходит с этими женщинами, которые похулили Церковь, но поскольку Христос есть глава Церкви, поскольку Церковь есть богочеловеческий организм, оживотворяемый Духом Святым, они похулили и Христа, и Духа Святого. Раз они категорически отказываются приносить покаяние, мы можем рассуждать, что они запечатлели себя в этом бесовском духе, не способном и не желающем покаяние приносить. Поэтому Христос, в каком-то смысле, вешает над ними, как Дамоклов меч, этот приговор. Выйти из этого состояния очень тяжело.

— А вот, спрашивает наш слушатель, анафему, может быть, произнести в храме?

— Анафема — это не моя компетенция, я не могу решать. Это дело церковной полноты, которая должна быть представлена священноначалием, здесь я не вправе сказать, как и что.

— А по прецеденту возможно ли, если священноначалие решит?

— Конечно, возможно. Ну почему невозможно? Вообще, надо сказать, что анафема — это, понимаете, не действие со стороны Церкви по выталкиванию члена за ее пределы, за забор какой-то, ограду, или из храма вытолкнуть человека, нет. Анафема — это констатация Церковью того, что сам человек себя вывел за пределы тела церковного. И если бы это было не так, то тогда бы в чине, например, исповеди, когда священник читает общее перечисление грехов и читает молитву, он не упоминал бы, что, согрешив, мы «сами под свою анафему падоша»: согрешая, человек выводит себя, в принципе, из тела церковного, а через покаяние вновь входит. Но тот сознательный выбор, который ими делается, и отказ приносить покаяние, конечно, очень и очень настораживает.

— Батюшка, тут вопрос про скопцов. Как же скопцы, рожденные от чрева матери?

— Христос упоминает о трех видах скопцов. В том тексте 19-й главы от Матфея, которую я упоминал, действительно, есть скопцы, которые от чрева матери таковыми родились, то есть неспособны к деторождению. Есть скопцы, которые оскоплены от людей — это второй разряд скопцов, это то техническое действие, которое совершается и совершалось в древности. И третьи — это те, кто сам себя оскопил ради Царства Небесного. Христос в данном случае цену дает только последнему. А те, что от чрева матери оскоплены, те, что оскоплены от людей, — это, в принципе, нейтральный момент. То есть он никаким образом в область духа не входит. Человек, рожденный оскопленным от чрева матери, может быть как грешником, так и праведником. То же самое оскопленный от людей — как грешником, так и праведником. Вот, мне кажется, и ответ на вопрос.

— Ну еще такие вопросы: как хранить и как пользоваться земелькой с могилок святых?

— Самое такое удобное пользование земелькой с могилок святых — это прикладывание их к частям болящего тела или, может быть, головы, требующей вразумления. Это, мне кажется, самое подходящее использование.

— Батюшка, возвращаясь к началу нашей программы, мы говорили о преподобных, родителях преподобного Сергия, и Марии, об этом удивительном времени. Меня всегда поражало, что эта святость была разлита в этом обществе. Ну например, преподобный Сергий уходит в лес, в пустынь, а с другой стороны, он становится известным, и к нему с такой большой любовью относится, скажем, Вселенский Патриарх, узнает о нем в Константинополе. Как это могло быть такое? Какой-то там подвижник ушел в лес — и вдруг Патриарх Вселенский?

— Может быть, было все не совсем так, поскольку из жития преподобного известен и другой случай, когда однажды епископ Константинопольский прибыл, и ему сказали, что есть на Руси такой подвижник, к которому стекаются люди. Он сказал: «Како может в сих странах таков светильник явитися?» Он удивился, изумился: как это в варварском народе святой явился? Византия — там все понятно, там подвижники, святые, благочестие, а здесь-то, в этой никому не известной Руси, явился такой светоч. Но потом, с течением времени, преподобный, поставленный, по слову евангельскому, на свечнице да светит всем, действительно, обрел великую славу, великую почесть. Но не надо, наверное, сбрасывать со счетов и такой важный факт, что преподобный Сергий был сподвижник и собеседник святителя Алексия, митрополита Московского, и они очень были дружны. И мы знаем, что даже святитель Алексий, митрополит Московский, хотел завещать преподобному Сергию Московскую кафедру (но он по смирению своему великому отказался принять митрополичий крест). Это я к чему клоню? К тому, что около 1353 года святитель Алексий для поставления прибыл в Константинополь, и год там прожил. И, понятно, что он ждал поставления, а власти церковные и государственные, наверное, тоже чего-то ждали, но он там целый год провел. Кстати, в то время находясь там, поскольку Константинополь был не разорен, еще сто лет оставалось до попрания его неверными, он работал с лучшими книгами библиотеки Софии Константинопольской и там создал очень хороший перевод Нового завета на тот великорусский московский язык, на котором говорили преподобный Сергий, святитель Алексий Московский, преподобный Стефан Пермский. Надо сказать, что, если кому интересно, на каком языке говорил преподобный Сергий, то можно открыть эту так называемую Чудовскую рукопись — она переиздавалась и в факсимильных изданиях, и обычным текстом — и почитать. Святитель Алексий на том языке, на котором говорило его поколение, сделал этот перевод. Причем, он очень хорош.

— А очень отличается язык?

— Ну он прост, конечно. Он прост, и там очень многие архаизмы, которые, по всей вероятности, уже даже в эпоху святителя Алексия не понимали, были заменены. Например, «поприще» — просто «верста», «гостиница», где не смогли получить приют Дева Мария с Иосифом, для того чтобы совершилось Богорождение, названа просто «погостом». Так это я к тому, что и от святителя Алексия могли узнать в Константинополе о таком подвижнике, как преподобный Сергий, поскольку в то время он уже был известным и великим.

— У нас есть еще вопрос. Пожалуйста, Вы в эфире, назовитесь, откуда Вы.

— Добрый вечер, Людмила, Москва. Я слушаю передачи «Радонежа», и отец Александр, я не запомнила его фамилию, рассказывал об участии нашей Московской Патриархии в Совете, международном Совете экуменическом Церквей и говорил о том, что сейчас решаются только прагматические вопросы, и никакого вреда духовной жизни Православной Церкви наше участие в Совете Церквей не наносит. Но я лет двадцать тому назад слышала рассказ владыки (тогда он еще был архимандритом), о том, как наши Церкви участвовали в 70-е годы в Совете Церквей, и был совершен совместный молебен. С такой грустью он все это рассказывал, но это было. Мне бы хотелось узнать, действительно наша Патриархия, наш Синод издал какие-то решения, постановления, защищающие нашу Церковь от участия в подобных экуменических камланиях? Правда, это были все Христианские Церкви, но это все равно был совместный молебен.

— Что-то действительно в то время было. То, что касается современности, надо принимать во внимание, что люди, которые являются представителями нашего русского православия за рубежом, в Совете Церквей или еще где-то, они же прекрасно знают каноны и правила церковные, и они знают, во что превращается Церковь, если совершается евхаристическое общение с еретиками, сектантами и так далее. Вот тут нужно доверять. Но есть вопросы технические, есть вопросы вербальные, внешние, которые, в общем-то, можно решать. Например, когда речь идет о глобальных бедствиях, катастрофах, проблемах, которые постигают человечество. Ведь ближнему надо помогать. Это всегда легче сделать сплотившись. Пусть, да, они принадлежат к другим конфессиям, но ведь это очень большое подспорье, например, чтобы ближнему помочь. Мы же не говорим здесь ни о каких канонических нарушениях, выходе за границу догматических положений, которые нашу Церковь делают действительно Православной Церковью, хранительницей истины. Речь идет о частных, внешних, не касающихся глубинной жизни Церкви вопросов.

— Вот ярчайший пример — визит Святейшего Патриарха в Польшу. Он приехал молиться с православными, там Польская Православная Церковь, кстати, замечательная, изумительная Церковь, маленькая, сплоченная, потому что католики их, конечно, пинали, как могли, и там дискриминация была большая, настоящие гонения были на православие в Польше, их и мало там осталось. Но вместе с тем это маленькая красивая Церковь, очень сплоченная вокруг своих пастырей и архипастырей. Здесь он и молился. А уже со священноначалием Католической Церкви был заключен очень важный договор о положении, декларация была, связанная с тем, чтобы мы могли совместно бороться с ювенальной юстицией, с нашествием либерального, агрессивного секуляризма, который сейчас нагло идет войной на всех христиан по всему миру. Настоящая война идет. И здесь, конечно, мы должны сплотиться и вместе выступать одним фронтом против однополых браков, против ювеналки, уже трижды помянутой, против…

— …тех пороков, которые постоянно на слуху, и с ними как-то надо сообща бороться. И если это озвучивание этих пороков именно как пороков происходит во всем мире, там, где нет Православной Церкви, но есть другие христианские конфессии, то тогда это становится для всех очевидно и правота Церкви здесь налицо. А потом ведь и мы и знаем, например, обсуждая служение Христово, можно было дойти, как фарисеи, до безумия. Ведь они постоянно обвиняли Христа. Обвиняли Его в чем? В том, что Он общается с мытарями, с грешникам, с блудницами. В том, что, например, апостолы, проходя через Самарию, видели, что Он общался с женщиной, причем самарянкой. Они тоже удивляются, но вопросов не задают. Использовать те возможности, которые потенциально дают Церкви возможность благовествовать и нести в мир слово истины, мы должны и можем, и это как раз отчасти те возможности.

— Мы уже подходим к концу нашего сегодняшнего эфира, поэтому, пожалуйста, задавайте кратко свои вопросы.

— Это Москва. Скажите, пожалуйста, в Евангелие от Луки, 22-я глава. Господь говорит: «Продайте свои ризы и купите мечи». Относится ли это указание как бы и к нам, в случае если нам нужно бороться с врагами Отечества, веры?

— Я понял вопрос. Это, действительно, непростые слова. И даже то, что происходит после этих слов, когда апостол Петр говорит Ему: «У нас есть два меча», Христос ему говорит: довольно. Очень непростой евангельский текст, и понимать его как призыв взяться за ножи, идти на баррикады, я думаю, не следует. Потому что чуть позже, после произнесения этих слов, после ответа апостолу Петру, буквально через несколько минут, возможно, или часов, случается в Гефсимании, что Христа хватают, Петр берется за меч и отсекает ухо рабу первосвященника. Христос говорит ему: «Вложи меч в ножны свои, или ты не знаешь, что всякий взявшийся за меч, от меча и погибнет?» Мне кажется, правы те толкователи, которые это место о призыве Христа взяться за меч понимают в смысле того, что Христос призывает человека, хотящего наследовать спасение и войти в вечную блаженную жизнь, быть воином Христовым, быть постоянно готовым к духовной брани. То есть здесь речь идет от духовном мече, который постоянно верующий человек должен держать в своей руке. Эту тему впоследствии апостол Павел разовьет, сказав и о мече духовном, и о шлеме, и о броне правды. Мы, действительно, воины Христовы, мы постоянно должны помнить о том, что против нас воюют очень серьезные силы. И ни в какой момент мы не можем расслабляться, меч всегда должен быть в руке. Когда царь Давид, помните, отделял для своего войска воинов истинных от неистинных, как он определял? Он попросил их подойти к реке и попить. Река была ниже, конечно, уровня стоявших, и нужно было к ней наклоняться. И вот, часть воинов оружие положили на берег, и пошли попили. А другие, не выпуская оружие из рук, держа его в руке, наклонялись и пили. Это было неудобно, но они оружие не выпустили, вот их себе Давид отобрал. В принципе, это образец для всех нас: никогда не выпускать этот меч духовный. Потому что как только была принесена Голгофская Жертва, тотчас, можно сказать, на человечество очень серьезную обиду имеет дьявол и противоборствует со всеми нами. Меч, который призывает взять Христос, это то оружие победы, которое должно нас сохранять и постоянно напоминать нам о том, кто мы.

— Батюшка, еще у нас один вопрос.

— Скажите, в Италии я видел, каждый год выходит новый перевод Библии, а у нас занимаются новым переводом, и какой у нас самый точный, может быть, работает над этим кто-то?

— Ну это тоже непростой вопрос, поскольку он очень емкий. У нас есть традиционный перевод Библии на русский язык. Это так называемый синодальный перевод, который был осуществлен под эгидой Святейшего Синода, и Библия полностью была издана в 1876 году. Перевод, который, с одной стороны, попытался сохранить связь со славянской Библией, с другой стороны, на более понятном нам языке нам донести те евангельские реалии, которые, в принципе, очень сложно с греческого языка передать и перевести. В основание перевода, который был тогда осуществлен, были положены очень важные принципы, выработанные специально святителем Филаретом Московским для этого перевода. Перевод делался с текста греческого, который был в общем употреблении у всей Восточной Кафолической Церкви. Этот перевод руководствовался принципом, который требовал, чтобы язык был удобопонятным, вразумительным, но следовал порядку слов русского языка, и еще один принцип оговаривал то, что слова должны быть общеупотребительные, но не вульгарные. То, что часто делается сейчас, часто делается с вульгаризмами. Это очень режет ухо и кощунственно звучит для верующего человека. Например, одна женщина из Российского библейского общества из 11-й главы Евангелия от Матфея вместо перевода известного слов Христа «от дней Иоанна Крестителя до ныне Царство Божие нудится и нуждницы восхищают его», дает перевод такой: «от дней Иоанна Крестителя до ныне Царство Небесное насилуется, и насильники входят в него». Ну это называется, «приплыли». Это тот вульгаризм, который категорически запрещен. И вот в данном случае пусть переводы выходят, но то, что освящено традицией, то, что практически канонизировано Церковью, этим мы должны пользоваться, это русский синодальный перевод.

— Ну сейчас же есть тоже попытки перевода.

— И сейчас есть попытки перевода.

— В лоне Русской Православной Церкви.

— Да, эти переводы, ну как сказать, иногда и их, может быть, и полезно читать, поскольку они еще на более понятном языке, особенно это касается текстов апостольских посланий, но все равно надо держать в голове ту традицию, которая у нас имеется. Ведь посмотрите на молитву «Отче наш». Во всех переводах нормальных на русском языке первое слово идет «Отче», но его же в русском языке нет. Переводчик не дерзает отказаться от того слова, потому что по-русски его не передашь, и вынужден поставить по-славянски «Отче». В этом смысле, мне кажется, что, хорошо изучив синодальный русский перевод, традиционный для чтения, можно уже заниматься и изучением других, и современными в том числе, переводами, и тогда все будет понятно.

— Главное, не нужно самодеятельности.

— Ну да, здесь она вообще ни к чему. Потому что большинство ересей происходило от неправильного понимания евангельских текстов.

— Спасибо большое, отец Георгий. Я думаю, что наши передачи позволят слушателям более глубоко понимать Священное Писание и полюбить его. Я с большой горечью наблюдаю, что у нас Евангелие мало читают, а уж Апостол почти что никогда, а уж в Библию и вообще не заглядывают. Хотя это такой источник чистой воды, такая красота слова, такая красота мысли, глубина, в конечном счете, это и вера наша.

— Да, Вы повторяете слова святителя Афанасия Великого. Он так и сказал: это источники воды живой, желающий приходи и пей.

 

 Источники:  Радонеж, Русская Народная Линия. Публикация от 21.11.12.

Статьи опубликованы с исправлениями автора.

Дата последнего изменения: 21.02.2016