Панихида на могиле протоиерея Иоанна Кедрова в честь 80-летия со дня его преставления

19 ноября 2012 года на Пятницком кладбище клиром и прихожанами храма Воскресения Христова в Сокольниках была отслужена панихида на могиле прот. Иоанна Кедрова, строителя (1913) и первого настоятеля этого храма, человека удивительной жизни, убитого в ноябре 1932 г. при неясных обстоятельствах. Сейчас исполнилось 80 лет со дня его преставления. Воспоминания о жизни и смерти прот. Иоанна приводятся в рассказе его внучки, Марины Михайловны Кедровой, преподавателя Сретенской духовной семинарии. В прошлый раз такая панихида у могилы о.Иоанна совершалась в честь 75-летия со дня его преставления. Как рассказывает Марина Михайловна Кедрова, установленный на могиле крест — тот самый, что был воздвигнут на месте будущего Воскресенского храма в Сокольниках во время закладки первого камня.

Ниже см. фото, опубликованное на сайте «Фотографии старой Москвы». Оно было сделано 29 августа 1919 года. Приведём подпись под фотографией: «Общая фотография на праздновании 25-летия церковного служения отца Иоанна Кедрова. Он в центре рядом со своим близким другом Патриархом Тихоном (Белавиным). Они так и шли рука об руку, и в радости, и в горе. И по делам НКВД вместе проходили, и сохранность храма обеспечили».

Интересный рассказ о прот. Иоанне Кедрове приводится на форуме сайта «Информационный портал об Афоне» в разделе «Жития новомучеников 20 века». Сообщение датировано 26 марта 2008 года.

«Мы читаем и поклоняемся прославленным святым. А сколько людей еще не прославлены! <…> В Москве [похоронен] протоиерей Иоанн Кедров (настоятель храма Воскресения Христова в Сокольниках, похоронен на Пятницком кладбище).

История храма в первое время после революции связана с именем протоиерея Иоанна Кедрова. Вокруг него тесно сплотились прихожане, здесь верующие укрывались от безбожия и демагогии новых властей. С именем отца Иоанна связана одна из первых отповедей Церкви большевикам и их антирелигиозной пропаганде. Речь идет об «иудиной пасхе» — праздновании 1 мая 1918 года, первого «Первомая» после революции, празднуемого в «красной столице». Первомай в тот год приходился на Великую среду Страстной седмицы (оттого праздник и получил прозвище «иудина пасха), и это было немаловажным орудием в руках большевиков, агитировавших москвичей придти в этот день на Красную площадь. Там по указанию Ленина образ святого Николая Чудотворца на Никольской башне уже был завешен красным полотнищем.

Церковь же призывала верующих исполнять в тот день свой христианский долг, обратить помыслы ко Господу и не участвовать в большевистском празднике. Отец Иоанн Кедров обратился в Воскресенском храме к пастве с горькой и взволнованной проповедью, которую потом в виде листовки тайком распространяли по Москве. «Христиане! 1 мая по новому стилю нас зовут на гражданский праздник… Вспомните, что это дни Страстной недели, когда христиане переживают страдания нашего Спасителя и Господа, — дни скорби, дни усиленных молитвы и поста, дни, когда исстари строгою жизнию… подготовляют себя к достойной встрече Светлого дня Христова Воскресения! Вспомните Великую среду. Что было в этот день в жизни нашего Спасителя? В этот день Иуда, прельстившийся деньгами, изменил Христу, предав Его на страдания и смерть… Что теперь стало с нашей когда-то Святой Русью? Куда девался русский человек — христианин и патриот, для которого Отечество было всегда предметом его любви и святых подвигов?!. Русский православный человек! Если ты не хочешь быть рабом других народов, для которых Россия, наше Отечество — лакомый кусок, а мы все — рабочая сила… — опомнись, пойми, что ты русский и никакие другие народы не дадут тебе защиты и спасения… Дошли мы до великих ужасов: кто может поручиться за жизнь на завтрашний день!»

То, что произошло на праздновании Первомая, верующие восприняли как чудо. Когда колонны демонстрантов проходили по Красной площади, полотнище, которым был завешен образ святителя Николая Чудотворца, разодралось само собой и открылся лик святого. И несколько дней к образу шли молиться со всего города, а в вешний праздник святителя сюда был совершен крестный ход с пением «Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его!» Со стены Кремля Ленин глядел на многотысячную толпу.

За эту проповедь власти начали преследование отца Иоанна Кедрова. К тому же, он отказался перейти к обновленцам и сотрудничать с органами, оставаясь на месте своего служения в Воскресенском храме. В 1919 году здесь вместе с ним служил священник Серафим Батюков, ставший потом настоятелем церкви Кира и Иоанна на Солянке, тоже разрушенной революцией.

С отцом Иоанном было связано и другое поразительное чудо. Оно долго передавалось из уст в уста, пока не было напечатано в воспоминаниях в наши дни. Диакон Воскресенского храма взял к себе воспитывать племянницу, скромную, хорошую, верующую девушку по имени Ольга, которая стала духовной дочерью отца Иоанна. Время было бурное, захватывающее молодые души, и девушка вскоре увлеклась революционными идеями, стала посещать митинги, слушать речи воинствующих атеистов, призывавших отходить от Церкви и обещавших светлое будущее. Идея грядущего счастья, реального и земного, для всех людей, овладела девушкой, решившей, что наступили лучшие времена, и Ольга покинула храм Божий.

Она переехала от дяди в съемную комнатку, тут же в Сокольниках. Однако прошли годы, а вместо всеобщего счастья безбожие принесло ложь, кровь, человеческие жертвы и поругание святынь. Пришло раскаяние, но Ольга, отчаявшись и решив, что спасение для недостойной отступницы, предавшей веру, уже невозможно, решила покончить с собой. Ночью она села писать прощальное письмо отцу Иоанну и вдруг услышала за спиной голос: «Что ты делаешь? Остановись! Иди к папе, он тебе все скажет, и ты опять будешь его духовной дочерью». Обернувшись, Ольга увидела молодую девушку, с улыбкой стоящую около нее, и гневно вскрикнула: «Какое вам дело, что я пишу, и как вы здесь оказались? Кто вы такая?» Та ответила, что ее зовут Вера и что она дочка отца Иоанна. «Пойди к нему, папа тебя любит, не бойся, не плачь», — уговаривала она Ольгу и ласково провела рукой по ее голове. Та почувствовал, как мир, тишина, покой благостно разливаются в ее душу, и прошептала гостье: «Я хуже Иуды!» Вера провела рукой по воздуху, и Ольга вдруг увидела перед собой три креста на Голгофе. На одном был распят Господь, на других — разбойники. «Смотри! — молвила Вера. — Ты видишь разбойника, ведь он и убийца, и грабитель. Но вспомни, что на вопль его: «Помяни мя, Господи, во Царствии Твоем!» — ответил ему Господь? — «Ныне же будешь со Мною в раю». Господь милосерд беспредельно, молись, надейся, ты не грешнее разбойника. А потом уйдешь в монастырь. Иди к папе, и вместе приходите ко мне в гости». И с этими словами Вера спокойно ушла. Когда Ольга, придя в себя, бросилась к двери, она оказалась запертой.

Наступило утро, и Ольга ринулась к отцу Иоанну. Священника она застала на пороге дома, когда тот отправлялся на службу, и рухнув на колени, умоляла показать альбом с семейными фотографиями. Отец Иоанн, подумав, что девушка сошла с ума, вынес ей несколько фотографий, на одной из которых он был снят со своей давно умершей дочерью Верой. Ольга сразу же узнала ночную гостью и рассказала о случившемся. Священник повел ее в храм, где она исповедалась и причастилась, а вскоре девушка действительно ушла в монастырь. Отец Иоанн скончался в ноябре 1932 года и был похоронен на Пятницком кладбище в Москве».

См. также другие публикации, посвящённые жизни о. Иоанна Кедрова и введённой им традиции, чтобы в построенном им храме Воскресения Христова в Сокольниках пели исключительно слепые люди.

 


Дата последнего изменения: 21.02.2016